Valodas izvēle

index

Тренинги, семинары
О нас
Специалисты
Контакт
Направления
Центр психологии
Обучение
Школа Цигун
Холотропное дыхание
Расстановки
Отзывы
Библиотека
Фото, видео
Поэзия
Хохоталка
Календарь событий
Наши друзья
 
 
Партнёры, друзья, коллеги

banneris_pedinjas

14-6_1_6

trainyou_samopoznanie_RU

sic-lv-banner


Brunner

rezon_232x117

lwf-lv

shaolin-ru

Wushu_wulin

tunbei

cigun-lv

sporta-klubs-TEV

kenga-trans-org

AuraVideoGIF_11-10-2011

center_474

taofederation-banner-ihhrc-tao

www.IHHRC.org

Raduga2005

drikung-lv


sorig-lv
Музыка для души
Сколько гостей на сайте
We have 12903 guests online

Психология

«Тело, дух, душа» Интервью Берта Хеллингера для журнала Конекшен.

75626_161704780535593_119253441447394_274403_3088378_n

Интервью Берта Хеллингера для журнала Конекшен.

argaiv1962

Андреа Бреттнер: В  какой степени наследуются психические конфликты из поколения в поколение?

Берт Хеллингер: У меня нет представления, что психические конфликты наследуются. По моим наблюдениям в каждой семье есть нечто подобное общей совести. Эта совесть охватывает не только родителей, братьев и сестер, а также бабушек и дедушек, дядей и теть. Кроме того, она охватывает людей, с которыми мы не находимся в кровном родстве. Это те, кто освободил место в пользу других внутри системы. Например, прежние партнеры родителей и дедушек и бабушек. Внутри этого круга людей существует нечто подобное переплетениям. Это означает, что кто-то из более позднего поколения вплетен в судьбы ранее живших членов семьи. Эта общая совесть следит за тем, что бы в этой группе никто не потерялся, например никого не исключили. Если это происходит, более поздний член семьи будет замещать его, не осознавая этого.  Это бессознательный процесс. Решением здесь является снова принять исключенного и дать ему его место внутри системы.  И тогда для других членов семьи исчезает это давление, повторить судьбу исключенных.

Это значит, что переплетение возникает через исключение.

Да. Такая бессознательная коллективная совесть, как я иногда называю эту общую совесть, следует определенным законам. Их можно считать с того влияния, которое она оказывает в семье. Один из них звучит так: „У всех есть равное право на принадлежность“. Никто не может быть исключен.

Даже те люди, которые умерли?

Они оказывают влияние на настоящее. Неосознанная коллективная совесть охватывает как живущих, так и мертвых.

Предположим, один член семьи кончает жизнь самоубийством. Какие риски в результате этого возникают для его потомков?

Опыт семейных расстановок показывает, что большинство самоубийств происходит из любви и переплетений.  Я хотел бы привести Вам яркий пример. Один детский врач рассказал мне, что его четырнадцатилетний сын покончил жизнь самоубийством. Перед этим мальчик рассыпал на лестнице продукты. И отец отвесил ему за это оплеуху. В эту же ночь мальчик повесился. Врач был уже в возрасте, и это очень сильно  тяготило его.  Когда мы вместе пошли гулять, он внезапно вспомнил, что за несколько дней до самоубийства его жена сказала за столом, что она снова беременна. Мальчик очень разволновался и закричал: „Но у нас же нет места!“ Внезапно отцу стало ясно,  его сын освободил место для следующего ребенка. Если мы будем смотреть поверхностно на такие вещи, мы не справимся с этим. Когда кто-то кончает жизнь самоубийством, очень часто о нем больше не хотят вспоминать. Его самоубийство пугает других. Таким образом, он исключается. И тем не менее, именно поэтому его судьба оказывает влияние на следующее и последующее поколение.

Как этот конфликт разрешается в семейных расстановках?

Решение в том, что бы посмотреть на того, кто покончил жизнь самоубийством, и сказать ему: „Я уважаю твое решение, но ты навсегда останешься моим папой, моей мамой, моей сестрой, моим братом…“ Таким образом, ему гарантируется прерванная принадлежность семье. И тогда никому другом не нужно повторять его судьбу, и делать нечто подобное из переплетений с его судьбой.

Значит, решение для потомков находится в том, что бы снова включить умерших. Таким образом, риск повторных самоубийств рамках семейного круга, существенно снижается.

Да, именно так.  Поэтому, семейные расстановки – это метод, который очень  дружелюбен по отношению к людям. Если мы почитаем прежних членов семьи, это оказывает благостное воздействие на собственную душу.

Значит, семейные тайны проявляются через Ваш метод. Как вам это удается?

Мне не нужно прилагать усилий. С помощью заместителей я ставлю важного члена семьи. Как только эти люди стоят, они чувствую себя как те, настоящие, люди, которых они замещают. Они ведут себя так, как совершенно чуждо им в реальности, и таким образом проявляют скрытое. Например, если мама смотрит на пол, из опыта мы знаем, что она смотрит на мертвого. И тогда перед заместительницей матери кладут заместителя мёртвого. В продолжении расстановки клиент, для которого проводится расстановка, вспоминает нечто, что раньше было совершенно скрыто для него.  Таким образом, благодаря семейным расстанвокам открываюстя семейные тайны.

Будучи ведущим расстановки, Вы действуете интуитивно? Например, когда вы просите что бы кто-то лёг перед матерью в качестве „мертвого“?

Из опыта мы знаем, что когда кто-то смотрит на землю, то там он видит мертвого. Для этого не нужна интуиция. Заместители тоже не могут вести себя таки образом интуитивно. Они идентифицируются с теми людьми, которых замещают, совершенно не зная почему. Именно в этом тайна семейных расстановок.  Мы можем видеть действие, которое нельзя объяснить. С ними можно работать, не объясняя ничего.

Вы тоже не знаете, как это возможно, что заместители настолько удивительно хорошо воспринимают свои роли, не зная ничего о семье?

0Я не могу этого объяснить, но я размышляю об этом. Очевидно есть нечто, в чем все задействованы в равной степени. Я называю это „Большая Душа“. Это только имя. Я воспринимаю нечто, но я не стараюсь найти точное объяснение.  Я могу работать с этим методом, не понимая что за этим стоит. Яблоко может быть вкусным, даже если мы не знаем, откуда оно.

В чем Вы, как терапевт, узнаете существенную проблематику  семейной расстановки?

Я слушаю, что говорит человек. Я даю ему возможность рассказать только о событиях. Как правило, достаточно лишь нескольких фраз о важных лицах. Я позволяю этим словам оказать на меня воздействие. Каждая фраза, которая говорится, каждый человек, которого называют, имеет другу силу. Это видно по энергии. Ага, здесь что-то есть. Если поднимается нечто такое, очень часто в группе становится очень тихо.  Я ориентируюсь на ту энергию, которую воспринимаю, на самую большую силу. Все остальное происходит само по себе.

Как вы можете объяснить то, что семейные расстановки стали таким большим движением?

Я не могу это объяснить. Очевидно это важно и помогло многим людям.

Как Вы относитесь к тому, что так много терапевтов, а среди них и любителей применяют этот метод?

Семейные расстановки – это метод, который идет очень глубоко. Тот, кто применяет его, должен хорошо знать его.  Например, нельзя бояться смерти или бояться чего-то, что может проявиться. Нельзя бояться того, что могут сказать другие люди. Очень важно иметь определенный опыт, собственный, и справиться с важными задачами.

Однако есть те, кто просто начинает это делать. Я не защищаюсь против этого. Ибо то движение, в котором все совершенны, не имеет ценности. Оно не может развиваться. И именно потому что есть этот противоположный полюс, где некоторые люди легкомысленно используют такой метод, таким образом набивают себе шишки, учатся другие, и клиенты, конечно же, тоже. Они учатся быть осторожными. Это тоже относится к движению. Поэтому я не пытаюсь контролировать всё или запрещать это. В целом, у него есть определенная ценность. Иначе я вел бы себя как некто, кто говорит: «Теперь у меня есть чистое учение и вы должны следовать ему».

Для каких клиентов не приспособлены семейные расстановки?

Это чувствуется, готов ли клиент к расстановке, и есть ли у него разрешение делать нечто подобное из его окружения, от его семьи, внутреннее разрешение. Если он боится, что расстановка окажет большое влияние на его семью, или если он боится, что кто-то может рассердиться на него, то тогда он в душе остается ребенком. Я должен уважать это. В таком случае, я не буду с ним работать. Однако, бывают проблемы, которые нельзя разрешить через семейные расстановки.

Какие?

Однажды ко мне пришел человек с зубной болью. И захотел сделать расстановку. (смеётся). Семейные расстановки это не всеисцеляющий метод. И это не метод, который может и хочет заменить другие формы терапии.

Что привело к тому, что Вы развили метод семейных расстановок?

Я его не развивал. Раньше я очень много занимался трансактным анализом и скриптовым анализом. И внезапно я заметил, что образы, по которым живет тот или иной человек, никоим образом не связаны с его личной историей, а скорее с историей прежних членов его семьи. Я осознал, что здесь есть взаимосвязь. Вначале я увидел семейные расстановки у других терапевтов. Этот метод не был мною изобретен.

Был ли он изобретен Вирджинией Сатир?

Вирджиния Сатир была пионером в этой области. Но я никогда не видел это у неё так, как я применяю этот метод, и я не научился у неё такому. Потому она не оказала на меня непосредственного влияния. Однако в Линдау во время недели психотерапии, я видел семейную расстановку с Теа Шёнфельдер и заметил, какая сила за этим стоит. В Америке я тоже видел нечто подобное. Однако не было объяснено по каким законам работает семейная расстановка. Мне кажется, что эти терапевты работали интуитивно. Очень хорошо, но интуитивно. Очень медленно я заметил, что в этой работе есть определенные законы. Одно  из самых важных пониманий было увидеть как действует совесть. И что существует неосознанная совесть, которая следует определенным законам, они проявляются в семейных расстановках. Через некоторое время можно осознать определенные схемы. Это облегчает работу. Семейные расстановки – это эмпирический метод от начала до конца. Поэтому, он не закончен через теорию или нечто подобное, он остается в движении. Остается живым.

В настоящий момент очень ярок конфликт на Ближнем Востоке. Есть ли возможность расставить нации?

Некоторые люди считают, что это возможно и следует это делать. Я считаю это высокомерием, таким методом подходить к столь большим взаимосвязям. Здесь так много поставлено не карту. Но в небольших областях это возможно.             Предположим, ливанец принимает участие в расстановке. Он рожден в Палестине и теперь живет в Германии. Его родители были изгнаны из Палестины, и теперь он должен найти решение для себя. Для него может оказаться полезным вступить в контакт с многими странами, в которых он жил, и которые оказали на него влияние. Можно выставить эти страны, расставить эти страны, но всегда в отношении него. Решение можно найти для кого-то конкретно. Но не для нации.

Говорят, что основные идеи семейных расстановок проявились для Вас во время Вашего миссионерства у зулусов, которые в свою очередь находили решение проблем через своих предков. Вы можете сказать что-то более подробно?

Это предположение возникает снова и снова и мне каждый раз приходиться давать объяснения. Время в Южной Африке было для меня богатым личным опытом, но не имеет ничего общего с этим методом.

Что Вы желали бы себе для будущего?

Один из критериев моей работы – оставаться без желаний. Я отдаюсь тому, что проявляется прямо сейчас, не планируя на будущее. Я отдаюсь ему такому, как оно приходит, не стремясь к чему-либо. Ибо то, к чему мы стремимся очень быстро рушится.

Господин Хеллингер, большое спасибо за этот разгвор.

Дополнение

Прекратившись.

Мы постоянно ждем, что бы что-то прекратилось. Например, что бы прекратился дождь, или зима, или болезнь, или работа, так что бы мы смогли отдохнуть. Многие даже ждут, что бы прекратилась их жизнь, что бы все наконец-то закончилось. В этой позиции, с этим ожиданием, мы направлены на будущее и, таким образом, теряем наполненный момент сейчас. Вопрос заключается в следующем: Как мы найдем полное время?  Как мы найдем полное счастье?

Свобода.

Нашу совесть мы знаем как лошадь наездника, который объезжает её. Или как штурман звезды, по которым он определяет местонахождение и выбирает направление движения. Но, ах, как много всадников скачут на лошади, а на корабле так много штурманов смотрят на так много звезд. Вопрос, кому подчиняются всадники, и какое направление выбирает для корабля капитан.

Ответ

Раз юноша к учителю пришёл: „Скажи мне, что это — свобода?“

„Чтó за свобода?“ — спросил его учитель. „Первая свобода – это глупость. Она подобна рысаку, что сбрасывает с ржаньем седока. Тем крепче чувствует затем последнего он хватку.
Вторая же свобода − покаянье. Она подобна рулевому, что остаётся на обломках корабля после крушения, вместо того, чтоб сесть в спасательную шлюпку.
Третья свобода — понимание. Она приходит после глупости и покаяния. Она подобна стебельку, который, хоть качаясь на ветру, склоняется, но всё ж стоит, поскольку уступает там, где слаб“.

И ученик спросил: „И это всё?“

На что ответил мастер: „Иные полагают, что сами они ищут истину своей души. Но это думает и ищет через них Душа Большая. Как и природа, она позволить себе может очень много заблуждений, ибо без устали меняет оплошавших игроков на новых. Но тому, кто позволяет думать ей, даёт она немного свободного пространства иногда, и как река несёт пловца, который позволяет ей нести себя, несёт его объединенными усилиями к новым берегам“.

Расстановки в Риге: +371 26987171; This e-mail address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it

Comments (0)

Subscribe to this comment's feed

Write comment

smaller | bigger
security image
Write the displayed characters

busy
 
Поиск по сайту
September 2017 October 2017
Mo Tu We Th Fr Sa Su
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
Post New Event Post New Event
gleb-smirnov
ГЛЕБ СМИРНОВ
Психолог. Психотерапевт. Коуч.
Системная, семейная терапия, расстановки по методу Хеллингера.
Ведущий тренингов холотропного дыхания.
Учитель Цигун, Sheng Zhen Gong  и медитации.
Основатель портала "Самопознание".

oleg-onopchenko
Олег Онопченко
Мастер международного класса в тонгрен-терапии, цигун-терапии, тайцзи-цюань, туйна-массаже, шиатсу.


vladislav-kenga
Владислав Кенга

Психолог.
Трансперсональный психотерапевт.
Президент Международной ассоциации трансперсональной психологии и психотерапии "Сауле".
Ведущий тренингов холотропного дыхания.


20120921_171147
Психолог-психоаналитик.
Индивидуальное консультирование.
Психоаналитическая терапия.


jurij-besarab
Юрий Бесараб

Тренер по Ушу (кунг-фу).
Мастер спорта, призёр чемпионатов Европы и мира по Ушу.


andrej-troshkov
Андрей Трошков

Психолог. Консультант.
Телесно-ориентированный психотерапевт.
Ведущий тренингов и групп.


kristine-ozolina
Kristīne Ozoliņa

Praktižējošs psihologs.
Sistēmiskās ģimenes psihoterapijas konsultants.
Deju un kustību terapijas grupas.


liga-rainska
Līga Rainska

Praktizējošs psihologs.
Ilgstoša vecmātes darba pieredze.
Nodarbību cikls topošajām māmiņām.


julija-perepjolka
Юлия Перепёлка

Психолог. Консультант.
Гештальт-терапевт.


viktorija-petljak
Виктория Петляк

Психолог. Консультант.
Психодинамическое консультирование, гуманистический подход.


__MG_1725-2
Тренер по оздоровительной гимнастике.
Инструктор цигун, мастер чайной церемонии.

natalija-daugste
Наталья Даугсте

Психолог.
Телесно-ориентированный психотерапевт.
Массажист.


jelena-saplavskaja
Елена Шаплавская

Психолог.
Со-автор научных исследований.


alla-pilenok
Алла Пиленок

Психолог.
Семейное консультирование.


danil-bobrov3
Данил Бобров

Автор портала "Самопознание".
Переводчик.
Устный синхронный и последовательный перевод.
Письменный перевод.
Инструктор Цигун.
Блоггер, путешественник.