Valodas izvēle

index

Тренинги, семинары
О нас
Специалисты
Контакт
Направления
Центр психологии
Обучение
Школа Цигун
Холотропное дыхание
Расстановки
Отзывы
Библиотека
Фото, видео
Поэзия
Хохоталка
Календарь событий
Наши друзья
 
 
Партнёры, друзья, коллеги

banneris_pedinjas

14-6_1_6

trainyou_samopoznanie_RU

sic-lv-banner


Brunner

rezon_232x117

lwf-lv

shaolin-ru

Wushu_wulin

tunbei

cigun-lv

sporta-klubs-TEV

kenga-trans-org

AuraVideoGIF_11-10-2011

center_474

taofederation-banner-ihhrc-tao

www.IHHRC.org

Raduga2005

drikung-lv


sorig-lv
Музыка для души
Сколько гостей на сайте
We have 12977 guests online

Психология

„Самая важная основа лекарства – любовь“

earth

Доклад Берта Хеллингера к открытию 7-го симпозиума Академии Парацельса в Виллахе. Основная тема-Целительные силы  2004 год

argaiv1962

Я рад быть здесь. Я сразу же отреагировал на дружеское приглашение господина доктора Нойгебауэра, потому что меня глубоко волнует тема, которую он предложил для моего доклада. Тема называется: «Самая важная основа лекарства – любовь (Парацельс)».

Болезнь и любовь

В своей работе я осознал, что многие болезни связаны с событиями в семье. И кто-то заболевает потому, что он любит кого-то, но эта любовь слепа. Когда она слепа, она ведет к болезни, а иногда и к смерти. Но если эта любовь становится видящей и знающей, она помогает улучшению в болезни и кто-то может выздороветь снова. В семейных расстановках, когда мы ставим заместителей определенных членов семьи в пространственном соотношении друг с другом, мы видим, что они внезапно движутся в другом поле. Они чувствуют и ведут себя как люди, которых они замещают, не зная их. Руперт Шелдрейк, с которым я нахожусь в очень тесном контакте, открыл, что все мы живем в различных полях и с ними мы находимся в резонансе. Каждая семья движется в определенном поле. Члены этой семьи могут быть в созвучии только с этим полем и действовать в нем. Профессиональные объединения или политические партии, а также научные направления движутся в рамках таких полей. Внутри такого поля что-то повторяется. Выйти из такого поля в другую область  тяжело. Почему? Потому что у каждого человека, глубоко внутри, есть потребность принадлежать определенной группе. Прежде всего, своей семье. Он инстинктивно понимает, что он должен делать или не делать, чтобы ему было позволено принадлежать этой семье. Он также воспринимает, что ему позволено знать или не знать в этой семье. И если он ориентируется на это восприятие, он чувствует себя невиновным. Если он нарушает эти предписания, он чувствует себя виновным. Что здесь означает вина? Вина означает ничто иное, как наш страх потерять право на принадлежность. Чувство вины  настолько неприятно, что мы меняем свое поведение таким образом, чтобы снова принадлежать сюда.

Пару дней назад я видел пример тому в одной передаче. Один турок приехал  в Германию со своей семьей. Он дистанцировался от Турции, потому что хотел интегрироваться в немецкую культуру. Но ему это не удалось. Однажды был убит его брат, и для того, чтобы не потерять право на принадлежность к своей семье, он был вынужден начать кровную месть. Он сделал это под давлением своей совести, потому что он хотел принадлежать к своей семье. Если мы посмотрим на конфликты, например, на Ближнем Востоке, мы увидим, что обе стороны действуют с чистой совестью, даже, если их действия преступны. Таким образом, они принадлежат своей группе и своей семье.

Болезнь и семья

Бывает, что человек заболевает потому, что благодаря его болезни ему, позволено принадлежать семье. Это значит, он заболевает с чистой совестью и чувствует себя невиновным. Если он выздоровит, он почувствует себя виновным. Это чувство виновности мешает ему выздороветь. Я приведу  несколько примеров.   Если в семье рано умерла мать или отец, конечно, прежде всего, если мать умерла при родах ребенка, то этот ребенок чувствует глубокое стремление последовать за матерью в смерть. Часто он заболевает или становится депрессивным. И когда он болеет – чувствует облегчение. Однажды Гунхард Вебер принял участие в научном исследовании, в котором хотели выяснить, можно ли предсказать, есть ли у женщины рак до того, как она обращается к врачу с просьбой сделать анализы. Они смогли увидеть, что когда женщина боялась смерти, как правило, у нее не было рака. Но если же она не боялась смерти, у нее был рак. Это странно. Таким образом, позади болезни очень часто стоит стремление умереть. В семейных расстановках мы можем выяснить, с чем это связано и какие динамики оказывают здесь свое влияние. Одна из динамик, это когда член семьи говорит про себя: «Я следую за тобой в смерть». Это происходит из любви, без страха. При этом человек чувствует себя невиновным и хорошо. Вопрос: «Как сделать так, чтобы человек больше не чувствовал себя невиновным, если он болен, а чувствовал себя невиновным, когда он выздоровит?»
Мы можем видеть, что при таких болезнях ребенок или ребенок в нас – а мы, будучи взрослыми, часто ведем и чувствуем себя как дети – смотрит только на себя, на свою любовь, но не на того человека, за которым он следует в смерть, например, на маму. Образ действия здесь очень прост. Ребенку нужно посмотреть на мать или на отца и открыто сказать: «Я хочу следовать за тобой в смерть из любви». При этом он должен смотреть на этого человека. Внезапно, ребенок замечает, что тот, другой человек, этого не хочет. Как раз наоборот, это причиняет ему боль. Тогда ребенок может сказать: «В память о тебе, из любви к тебе, я держу жизнь, которую я получил от тебя, с почтением». Это тоже любовь, но теперь это знающая любовь. Эта любовь поддерживает необходимое врачебное вмешательство таким образом, чтобы оно стало успешным.
Другая динамика, которая приводит к болезни из любви – это когда ребенок видит, что один из членов семьи хочет умереть и внутренне говорит ему: «Я это сделаю вместо тебя». Например, когда ребенок замечает, что мать хочет уйти или умереть. Мы видим это также между партнерами. Если один партнер осознает, что другой хочет покончить с собой, то он делает это вместо него. Это странные динамики. Здесь становится ясно, что нет кого-то в отдельности. Мы связаны с нашей семейной системой и то, что происходит там, сразу же оказывает воздействие на нас. 
Эти динамики неосознанны. Они бессознательны. Иногда они проявляются в семейной расстановке. Но также и когда я просто говорю это здесь, они становятся осознанными и оказывают свое исцеляющее воздействие на душу. Тому пример. Одна женщина написала мне письмо. Я не знал ее. Она только прочитала мою книгу. Внезапно, ей стало ясно: она должна что-то сделать, потому что в ее семье многое было не в порядке. Она была второй женой своего мужа и находилась  в конфликте с его отцом. Их общая дочь тоже уже много лет прекратила всякий контакт с ней и ее мужем. Однажды вечером она зажгла свечу и мысленно посмотрела на первую жену своего мужа, склонилась перед ней и сказала: «Я уважаю тебя». На следующий день она сделала тоже самое с отцом мужа. Она склонилась перед ним и сказала: «Я почитаю тебя». Несколько дней спустя позвонила её дочь: «Мама, я приду».
Таким образом, в поле этой семьи было что-то изменено. А если что-то меняется так, с любовью, это оказывает воздействие и на тех, кто не присутствовал здесь. Особенно впечатляюще мы можем видеть это в семейных расстановках. Заместители членов семьи непосредственно воспринимают то, что происходит в семье клиента, ничего не зная о ней. Иногда это даже так, что мы ставим заместителей,  даем им только номер, так что никто не знает, кого он на самом деле замещает. И внезапно становится совершенно ясно, кто он. Заместители находятся в том поле, в котором они, внезапно, ощущают того, кого они на самом деле замещают и что происходит с этим человеком. 
Недавно, на большом конгрессе в Мехико я работал с одной женщиной из Колумбии, у которой были определенный симпатии к тем герильерос. Мы выставили пять мужчин заместителями герильерос и других в качестве жертв и одну заместительницу Колумбии. Один из заместителей герильерос вообще не мог пошевелится, и внезапно стало ясно, что он замещает вождя. Через некоторое время он не смог это больше выносить и был вынужден выйти. Он почувствовал, здесь больше этому не было места. В конце концов, преступники легли к своим жертвам и согласились: «Мы такие же как и вы». Я рассказываю здесь это для того, чтобы вы понимали как работают системы. И что многие болезни могут иметь некую взаимосвязь с системами.

Беспорядок и порядок в системах

Еще несколько слов о системах. Системы приходят в беспорядок как только кто-то исключается или выталкивается, или оказывается забыт. Теперь можно выяснить, что некоторые болезни, от которых мы хотим избавиться, замещают исключенных людей. Болезни находятся  в диссонансе с нами, но в резонансе с исключенными или отвергнутыми людьми. Здесь мы видим любовь болезни. Если с любовью болезни мы  обращаемся к тому человеку, с которым она находится в резонансе, мы сразу же чувствуем облегчение. Мы можем потренироваться в этом. Вы можете закрыть глаза, если хотите, и вслушаться в своё тело, где что-то не в порядке: Какой орган болит, какой мускул  или где еще есть боль? В теле мы можем пойти к этому органу, можем отдаться этому органу, стать с ним равными и почувствовать: куда он смотрит, на кого, на какого исключенного человека, быть может. И затем, вместе с этим органом, мы смотрим на того человека с любовью и чувствуем, что происходит в нашем теле благодаря этой любви. Это просто идея, что делать. Позже вы можете пойти дальше. Трудность в семьях заключается в том, что опираясь на свою совесть мы исключаем из семьи кого-то, как плохого, и лишаем их права на принадлежность. Но именно те, кого мы исключаем или на кого мы может быть сердимся, и есть те, кто препятствует нашему здоровью и счастью. Независимо от различий добра и зла, я сделал простое наблюдение. Есть только одна базовая проблема в психотерапии с некоторыми исключениями, конечно. Большинство проблем возникает, потому что исключается  самый важный человек, а именно  – мама. 
Иногда, я развлекаюсь, когда  смотрю телевизор со своей женой. Мы смотрим на выступающих,  и я спрашиваю себя: «Находится ли он или она в гармонии с матерью или нет?». Это сразу же видно. Тот, кто находится в созвучии со своей мамой, сияет. Его или ее любят. Тот, кого любят, находится в созвучии со своей матерью. Тот, кого не любят, не находится в созвучии со своей матерью. 
Как мы можем помочь кому-то снова вернуться к маме? Каким был бы здесь исцеляющий процесс? Мы принимаем маму того, другого, в собственное сердце с уважением. Когда ко мне приходит клиент и жалуется на свою мать, у него нет шанса, потому что, я сразу же, принимаю ее в свое сердце. Он не может обвинять ее передо мной. И, таким образом, я оказываюсь в сильной позиции, потому что все, о чем на самом деле идет речь – это то, что клиенту нужно найти маму.

Философия

Как это возможно? Здесь в игру вступает нечто другое. Я счастлив, что приглашен сюда в академию Парацельса. Потому что Парацельс был не только врачом, но и философом. Наверное, он был таким хорошим врачом, потому что был философом. Я проведу с вами небольшое философское наблюдение. Если мы посмотрим на нашу маму и нашего папу, то в отношении передачи жизни дальше они совершенны. В этом плане нет не лучших, не худших родителей. Никто из них не смог  что-либо добавить к жизни. Никто не мог что-либо забрать. С точки зрения передачи жизни дальше, все родители совершенны. И не имеет никакого значения каковы они еще. То, что я сказал о родителях – очевидно. Но в этот момент, у меня нет чувств, ни за них, ни против них. Я следую философскому восприятию и пониманию. И поэтому я могу вести себя по отношению к клиенту совершенно иначе, если я спрошу его: Как ты себя чувствуешь? Как у тебя обстоят дела с твоей мамой? Или что либо подобное. Потому что тогда, ему нужно думать, вместо того, чтобы только чувствовать. Поэтому к помощи  в отношении болезни относится и философия. Что это за философия? Не какая-нибудь, конечно же. Я очень рад, что здесь с нами находится господин Вольфганг Гигерих. Он большой философ, и я многому научился у него и глубоко уважаю его. В своей работе я получил много самых разнообразных импульсов благодаря философии. В философии для меня существует основной путь познания. Что это за путь? Мы должны знать, что только через наблюдение мы не можем осознать ничего существенного, потому что существенное находится позади того, что мы можем наблюдать. Существенное  можно охватить осознанием. Как мы прежде слышали в «Дуинских элегиях»  Рильке было ясно, Рильке охватил самую суть и высказал ее. Существенное воздействует сразу же. Является ли что-то существенным или нет, мы можем узнать по тому, ведет ли оно к действию. Понимание, которое не ведет к действию пустое. Только то, что ведет к действию, на самом деле осознанное. Чем для меня является философский путь в познании? Я называю его феноменологический путь познания, хотя я очень мало пониманию  в деталях феноменологии. Но я понимаю этот путь. Во-первых мы отдаемся изобилию феноменов такими, как они есть. Без оценок – именно таким, как они есть. Также без намерения  или не обращаясь к предыдущим знаниям. Но прежде всего, и это самое главно, без любого опасения, страха перед тем, что проявится. Когда мы отдаемся феноменам, то внезапно снаружи, не изнутри, как молния, приходит существенное понимание. И Гераклит говорил здесь об огне, но он имел в виду огонь молнии, внезапное осознание.

Совесть

Например, я в течении шести лет отдавался феномену совести. Через шесть лет, внезапно, мне пришло понимание, что такое совесть. И это совершенно иначе, чем описывается в философии или в теологии, или еще где-либо. Совесть – это инстинкт. Это внутреннее чувство подобно чувству равновесия. С помощью чувства равновесия мы сразу же замечаем, есть ли у нас равновесие или нет. И мы, соответственно, чувствуем себя хорошо или нехорошо. Нечто подобное происходит и с совестью. Это непосредственное инстинктивное восприятие того, что мы должны сделать для того, чтобы нам было позволено принадлежать. Каждая группа – другая и каждый человек – другой. Поэтому у каждого человека своя собственная другая совесть. Например, у нас иная совесть рядом с папой, чем когда мы рядом с мамой. У нас одна совесть в семье и другая – на рабочем месте. Одна – в церкви и другая – на спортивной площадке. Она всегда разная. Совесть постоянно изменяется. Поэтому совесть не дает понимания, что на самом деле хорошо, а что плохо. Она связана с определенным полем.

Высшее поле

Однако за пределами совести существует движение души. Оно совершенно иное. Совесть стоит на пути у этого движения. И если мне удастся избежать различия добра и зла, на практике означает, что я признаю каждого человека таким, какой он есть – равным мне, с равными правами, не лучше и не хуже – то я перехожу в вышестоящее поле. И здесь снова есть потребность в философии. Если мы посмотрим на мир, мы увидим, что все находится в движении. Откуда приходит это движение? Оно приходит от чего-то, что движет всем, всем без исключения. Это очень смелый шаг в размышлениях. И если он удастся нам, то внезапно больше нет преступником и нет жертв. Нет лучшей судьбы и нет худшей, нет упреков и нет обвинений. И если кто-то сожалеет о чем-то или выступает против чего-то, то он – против этой последней силы.  А если он против этой силы, сколько сил тогда у него? Очень мало. Это и есть следующий уровень. На этом уровне царит другая любовь. Это исцеляющая любовь. Тогда больше никто из нас не исключен в собственной душе. Тогда мы приходим в созвучие со всеми в нашей семье и за ее пределами. Тогда мы чувствуем себя совершенными. И только в это мгновение в созвучии с этим другим движением мы чувствуем себя свободными.

РЕЛИГИЯ

То, что я сказал сейчас, имеет далеко идущие последствия, потому что наша несущая энергия и представление движутся внутри совести. Например, это имеет последствия для наших религиозных представлений. Кем является Бог в этом представлении нашей совести? Это некто, у кого та же самая совесть, что и у нас. Поэтому он за одних и против других. Если мы подумаем философски, можем ли мы представить себе что-либо подобное? Как может эта всё движущая сила быть "за кого-то" или "против кого-то"? Такие образы Бога приходят из души. Это возвышение нашего опыта в семье. Однако отдаться всему такому, как оно есть, согласиться с ним, как оно есть, радоваться ему такому, как оно есть, – является шагом, выходящим за пределы известных религий и религиозных практик. Такое движение и такая внутренняя позиция была бы для меня религиозной. Мы можем смотреть на нашу судьбу с этого уровня, не сожалея ни о чём. Мы можем смотреть на наших родителей таких, какие они есть, и мы можем радоваться им таким, какие они есть. И таким образом приобретать силу. Иногда я сталкиваюсь с людьми, у которых тяжёлая болезнь. Например: детский паралич. Они почти не могут двигаться. Тогда я веду их в созвучие с их судьбой. И говорю им: сравни свою судьбу, как она есть, с той, которая могла бы быть, если бы ты не болел. Где бОльшая сила? Что ценнее? Где ты больше вырос? И он отвечает: благодаря тому, как оно есть. Какое достоинство в это мгновение! И какая сила! И тогда болезнь может чувствовать себя принятой им. А он, в согласии со своей судьбой, приобретёт лёгкость, которая смягчит болезнь, и которая, может быть, в определённой степени, позволит ей уйти. Потому самая главная основа лекарства – любовь. Но особая любовь, не всякая, не эмпатия или сочувствие. С сочувствием связано обвинение в плане: так не должно было быть. Таким состраданием я ослабляю другого. Я отвлекаю его от его судьбы и его величия.

НАШЕ ЗДОРОВЬЕ

Когда мы говорим о своём здоровье, то, в первую очередь,мы имеем в виду здоровье нашего тела. Об этом здоровье мы беспокоимся больше всего. 
Вопрос: кто живёт в нашем теле? Только мы одни? Принадлежит ли оно лишь нам? И только мы управляем им? Или, может быть, мы – всего лишь один из жильцов, которые делят его? И, может быть даже, мы и с нами наше тело стоит на службе у них? Делают они наше тело здоровым или больным? Должны ли мы поэтому следить за тем, чтобы и они исцелились вместе с нашим телом?
Вопрос: что в них нуждается в исцелении, хотя у них нет больше собственного тела и у некоторых из них никогда не было тела? Когда они, например, живут в нашем теле лишь некоторое время как духовные сущности?
Что нам важно учитывать, чтобы оставаться здоровыми и выздороветь, если мы заболели или травмированы?
Мы должны дать место в нашем теле и в нашей душе тем, кто принадлежит нам, кому мы до сих пор отказывали в этом. Это одна сторона.
Другим, которые проживают в нашем теле вместе с нами, но без того, чтобы наше тело принадлежало им, мы должны помочь покинуть его. Они хотят куда-то в другое место, они заблудились в нашем теле. Так они ходят вокруг, как-будто бы они ещё в жизни, хотя и умерли давным давно. В первую очередь это те, кто принадлежит нашей семье, кого внезапно настигла смерть и они не смогли попрощаться. Иногда это люди, которые погибли где-то насильственной смертью, например, через несчастный случай. И кажется, что они не могут удалиться от этого места, и сами захватывают тела ничего не подозревающих людей, проходящих мимо, и тянут их за собой в смерть. Например, когда те погибают таким же образом. 
Наше тело  – место, где толпятся много существ, которые хотят делить его вместе с нами.

ДУША

Наше тело населено душами. Вопрос: какими душами? Это только одна душа? Только наша душа? Какая душа доминирует в нас? Дружелюбно ли настроены души, которые находятся рядом с нашей душой? Может быть, они даже посланцы созидающей силы, которая взяла их на службу для нас и других. Берёт ли эта созидающая сила наше тело на службу к себе? Может быть, даже через болезнь? И наоборот, очевидно, есть силы, которые стоят на противоположной стороне – другие души, которые приводят в движение нечто разрушающее в нашем теле и в нашей душе. Это приносит много вреда. Они могут нас как исцелять, так и делать больными, в зависимости от того, какие цели они преследуют сейчас. И таким образом они, с одной стороны, кажутся избранными, хотя, в конечном счёте, тянут  многих за собой в смерть. Вопрос: как нам обходиться с этими душами в нашем теле?

ДУХ

Существует и духовное здоровье. Оно приходит от той созидающей силы, которая направляет наше тело таким образом, чтобы всё в нём сонастраивалось друг с другом и служило нашей жизни и нашему предназначению. От этой силы приходит наша жизнь, она поддерживает её в существовании, новую в каждое мгновение. Эта сила предопределяет нашу жизнь и нашу судьбу именно такой, как она есть, как здоровой, так и больной. Разве такой взгляд на нашу жизнь и наше здоровье не противоречит всему, что я до сих пор сказал о здоровье и болезни? На первый взгляд – да. До тех пор, пока мы смотрим на близлежащее – на нашу ограниченную жизнь, сейчас. Однако так же, как расширяется наш мир – даже со скоростью света – как всё питающее расширяется из невероятно крошечного, благодаря огромному взрыву в своё разнообразие в бесконечную даль и глубину, очевидно, так же обстоят дела с нашей судьбой и нашим временем. Оно отходит от чего-то, чему противостояло. Здесь я возвращаюсь к нашему здоровью и тому, что, кажется, стоит на пути у него. Наше здоровье служит целому только своей противоположностью. Так же и наша жизнь: как бы мы не познавали её, в отведённых нам рамках, она служит многим жизням – добрым образом и тем, что кажется его противоположностью – действуя и страдая с и против других  и своей жизни.

ПЕРСПЕКТИВА

Как мы обходимся с нашим здоровьем и нашей болезнью в созвучии с этим созидающим духом? Мы обходимся с ними предельно ясно и сдержанно. Ясно означает здесь, что мы смотрим за пределы близкого и отдаёмся движению этой созидающей силы, куда бы она ни взяла нас с собой – в лёгком и в тяжёлом, в болезни и в исцелении – всегда в движении вперёд, которое идёт и ведёт за пределы одного и другого как чего-то временного в этом отношении. Как? Мы осознанно подчиняемся их движению, далеко за пределы близлежащего, которое приковывает нас к чему-то временному. И далеко за пределами нашего ограниченного кругозора и нашего ограниченного суждения о помогающем или вредном, здоровом или больном. Мы остаёмся отданными этой власти в последнем доверии. Мы отдаёмся её знаку правильного для нас времени и одновременно здоровыми с нашей самой большой любовью.

Здоровое общество.

Я поведу эту мысль ещё дальше: на другой уровень. Потому что то же самое действительно и для бОльших групп людей, которым мы принадлежим. Мы можем рассматривать их как наше расширенное всеохватывающее тело, и его здоровье и болезнь, как нашу собственную. Они находятся в тесной связи с нашим телесным, духовным и душевным здоровьем и болезнью. Ближайшее к нам общество  – это наша семья. И здесь тоже не только непосредственно близкое, но и расширенное: то, что охватывает много поколений. Наша семья находится в контакте с многими другими семьями, с которыми она объединена в большие группы. Например: с нашим народом, с нашей страной, с нашей расой, с нашей религией и культурой, и, наконец, с человечеством и его историей, с нашей матерью-землёй. Я ограничусь здесь народом и страной, которым мы принадлежим и их здоровьем, а так же существенными событиями её истории, которые влияют на её здоровье  и помогают ему или вредят. В нашем народе и нашей стране тоже есть группы, которые, хотя и относятся сюда, тем не менее исключаются из полноценного общества правящей группой. Очень часто – это коренные жители, которые были подчинены этой группой или даже стёрты с лица земли или взяты в рабство. И очень часто это сообщество идёт гораздо дальше назад и включает и тех, кто были подчинены теперешними местными жителями или уничтожены ими. Здоровье означало бы здесь – мир с ними. Это означало бы восстановленное здоровье, которое даёт достойное место всем. И вместо того, чтобы исключать группы, которые отклоняются от общепринятых норм, или бороться с ними, мы смотрим на тех, кто замещается ими, совершенно неосознанно. Это означало бы, что группы-победители спустятся с пьедестала, а так же отойдут от общественных преимуществ за счёт подчиненных. Что они станут рядом с ними бок о бок, вернут им их уважение и их собственность там, где это ещё возможно и правильно.
Но в первую очередь, они дадут им место в своей душе со всеми теми хорошими последствиями для их собственного здоровья и здоровья их семьи, потому что ни один из их детей больше не будет вынужден замещать завоёванных. Таким образом, мир в обществе благодатно проявляется в теле и в душе каждого из нас в узком кругу семьи.
Поэтому наше здоровье одновременно является здоровьем многих. Так же, как наша болезнь была болезнью многих других. Они становятся здоровы вместе с нами, а мы – вместе с ними.

Послесловие

Если такой подход показался вам  странным, посмотрите на те страны, где существует анти-общество, например, наркогруппы, которые могут представлять опасность для всей страны, или отгороженные кварталы бедных, или организованные банды, которых боится признанное общество – все они замещают исключённых в истории этого общества, не осознавая этого.

Расстановки в Риге: +371 26987171;   This e-mail address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it

Comments (0)

Subscribe to this comment's feed

Write comment

smaller | bigger
security image
Write the displayed characters

busy
 
Поиск по сайту
September 2017 October 2017
Mo Tu We Th Fr Sa Su
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
Post New Event Post New Event
gleb-smirnov
ГЛЕБ СМИРНОВ
Психолог. Психотерапевт. Коуч.
Системная, семейная терапия, расстановки по методу Хеллингера.
Ведущий тренингов холотропного дыхания.
Учитель Цигун, Sheng Zhen Gong  и медитации.
Основатель портала "Самопознание".

oleg-onopchenko
Олег Онопченко
Мастер международного класса в тонгрен-терапии, цигун-терапии, тайцзи-цюань, туйна-массаже, шиатсу.


vladislav-kenga
Владислав Кенга

Психолог.
Трансперсональный психотерапевт.
Президент Международной ассоциации трансперсональной психологии и психотерапии "Сауле".
Ведущий тренингов холотропного дыхания.


20120921_171147
Психолог-психоаналитик.
Индивидуальное консультирование.
Психоаналитическая терапия.


jurij-besarab
Юрий Бесараб

Тренер по Ушу (кунг-фу).
Мастер спорта, призёр чемпионатов Европы и мира по Ушу.


andrej-troshkov
Андрей Трошков

Психолог. Консультант.
Телесно-ориентированный психотерапевт.
Ведущий тренингов и групп.


kristine-ozolina
Kristīne Ozoliņa

Praktižējošs psihologs.
Sistēmiskās ģimenes psihoterapijas konsultants.
Deju un kustību terapijas grupas.


liga-rainska
Līga Rainska

Praktizējošs psihologs.
Ilgstoša vecmātes darba pieredze.
Nodarbību cikls topošajām māmiņām.


julija-perepjolka
Юлия Перепёлка

Психолог. Консультант.
Гештальт-терапевт.


viktorija-petljak
Виктория Петляк

Психолог. Консультант.
Психодинамическое консультирование, гуманистический подход.


__MG_1725-2
Тренер по оздоровительной гимнастике.
Инструктор цигун, мастер чайной церемонии.

natalija-daugste
Наталья Даугсте

Психолог.
Телесно-ориентированный психотерапевт.
Массажист.


jelena-saplavskaja
Елена Шаплавская

Психолог.
Со-автор научных исследований.


alla-pilenok
Алла Пиленок

Психолог.
Семейное консультирование.


danil-bobrov3
Данил Бобров

Автор портала "Самопознание".
Переводчик.
Устный синхронный и последовательный перевод.
Письменный перевод.
Инструктор Цигун.
Блоггер, путешественник.