Valodas izvēle

index

Тренинги, семинары
О нас
Специалисты
Контакт
Направления
Центр психологии
Обучение
Школа Цигун
Холотропное дыхание
Расстановки
Отзывы
Библиотека
Фото, видео
Поэзия
Хохоталка
Календарь событий
Наши друзья
 
 
Партнёры, друзья, коллеги

banneris_pedinjas

14-6_1_6

trainyou_samopoznanie_RU

sic-lv-banner


Brunner

rezon_232x117

lwf-lv

shaolin-ru

Wushu_wulin

tunbei

cigun-lv

sporta-klubs-TEV

kenga-trans-org

AuraVideoGIF_11-10-2011

center_474

taofederation-banner-ihhrc-tao

www.IHHRC.org

Raduga2005

drikung-lv


sorig-lv
Музыка для души
Сколько гостей на сайте
We have 8698 guests online

Интервью, лекции

Пападжи и Мадхукар

Пападжи и Мадхукар

argaiv1454

Многие годы, вплоть до 1992г., Пападжи проводил в своем доме сатсанги для небольших групп. Когда количество посетителей увеличилось в десятки и сотни раз, сатсанги стали проводиться в специально арендованном большом помещении. В этом здании, расположенном неподалеку от жилья Шри Пуньджи, собиралось до 300 человек. По мере роста числа участников сатсангов для них последовательно открылись: ресторан, книжный магазин и булочная. Стали продаваться аудио- и видеозаписи встреч с Пападжи; о нем начали писать книги и снимать фильмы.

Пападжи всегда отрицательно относился к желанию своих последователей создать ашрам — он чувствовал, что подобные структуры обречены на вырождение. Так как во время публичных выступлений Шри Пуньджа часто и недвусмысленно высказывался на эту тему, многих людей интересовало, что он думает о квазиашрамных проявлениях, растущих вокруг него как грибы. Чтобы прояснить ситуацию, Мадхукар, один из наиболее активных учеников Пападжи, представил ему список вопросов и попросил ответить на них на одном из публичных сатсангов.

punja5

«Вокзал — не дом»

Мадхукар

Дорогой Пападжи! Начался уже 1993 год, и я хотел бы смиренно попросить Вас ответить во время сатсанга на нижеследующий перечень вопросов. Мне кажется, что всем нам будет полезно узнать Ваше мнение. За последние два года Вы общались со множеством людей, которые относятся к Вам как к своему учителю, мастеру, гуру. Становитесь ли Вы для них духовным учителем?

 

Не знаю — это их дело.

 

Разве Вы не являетесь частью этого процесса?

 

Я им помогаю, но никто не является ничьей частью. Моя роль сводится к тому, чтобы сообщить вам: вы не часть, вы — целое. Части неизбежно исчезнут, но пока что в них таится опасность.

Кто задает вопрос: «Разве Вы не являетесь частью этого процесса?» У кого возникла эта идея? Кто задает вопрос? Если ты найдешь ответ на вопрос «Кто я?», у тебя будет ответ и на тот вопрос, который только что прозвучал. Твой вопрос, твоя идея о том, что есть «час­ти», — это порождение твоего ума. Если ты не спраши­ваешь себя, кем ты являешься, то ты становишься всем сотворенным миром (а не только его частью). Найди посредством вопрошания Реальность, в которой нет и никогда не было частей. Вопрошание приведет к неде­лимому Целому.

Что это за «части», о которых я говорю? Это люди, думающие: «Я — то-то и то-то. Я отделен от Целого». Если вы не вопрошаете, вы становитесь частью феноме­нальной Вселенной. Вы становитесь чем-то, обречен­ным на гибель. Так что посредством вопроса «Кто задает вопрос?» обратитесь к своему истоку.

Первым и самоочевидным ответом будет: «Вопрос задаю я». Однако под «я» вы понимаете просто совокуп­ность таких атрибутов, как тело, чувства, желания и на­дежды. Существ, ищущих Исток, можно сравнить с вол­нами на поверхности океана, которые хотят понять, кем в действительности они являются и откуда появились. Задавшись этими вопросами, волны поначалу думают, что являются частями целого: «Мы —части океана. Не­которые из нас большие, другие - маленькие. Одни ка­тятся впереди, другие их догоняют. Все мы находимся в постоянном движении». Если волны ограничиваются изучением своих относительных размеров, скоростей и координат, они никогда не выяснят, чем являются на самом деле. За видимыми формами и названиями не разглядеть сущности.

Поэтому волны решили действовать иначе. Они со­брались на сатсанг и стали на нем серьезно вопрошать: «Кто же мы на самом деле? Каков наш исток? Что является нашей истинной природой?» И потом все эти части, эти волны вдруг обнаружили: «Мы —вода». Это откры­тие сразу же свело на нет значение названий, форм и размеров волн. Волны нашли свою общую сущность, природу, реальность — ту реальность, которую они прежде игнорировали, считая, что существуют только как формы и названия. Имена и формы не были созда­ны водой —их породило неведение. Они возникли из-за того, что волны не понимали, чем в действительности они являются.

Источник и сущность волн — вода. Если вздымаю­щаяся волна знает: «Я —не что иное, как вода», то при­нятие ею формы волны не создаст проблем, так как вол­на всегда помнит, что ее истинной природой является вода. Но если волна об этом забыла (и в результате стала страдать), ей могут помочь слова другой волны (осозна­ющей реальную ситуацию): «Ты — не что иное, как во­да. Перестань считать себя волной».

Волны забыли, кем являются. Отождествляя себя с формами и названиями, они бесконечно ищут Истину, Знание, ищут самих себя. Но их поиск никак не влияет на саму Реальность. Океан всегда остается океаном. В поисках, в страданиях, волны по-прежнему были океа­ном, даже если и не осознавали этого*.

Тот, кто знает истину, может сообщить ее людям, страдающим из-за ложного самоотождествления. В оке­ане вздымается волна, которая на основе своего непо­средственного опыта говорит: «Я — океан. Я свободна. И вы тоже океан. Вы тоже свободны». Из сострадания эта волна распространяет послание Свободы: «Вы такие же, как я. Вы уже свободны».

Вы привязаны к именам и формам, вы вообразили, будто являетесь волнами. Не цепляйтесь за все это. Каж­дый вечер, засыпая, вы на шесть-семь часов забываете об именах и формах. Почему бы не распространить эту «забывчивость» и на состояние бодрствования? Добро­вольно забудьте о том, что вы — имя и форма. Вы не являетесь ни телом, ни умом, ни чувствами или эго. Попробуйте отказаться от всех ложных представлений о себе. Если вы можете делать это во сне, то наяву у вас должно получиться и подавно! Сию минуту, прямо сей­час примите твердое решение осуществить это. Отстра­нитесь от всего, что можно забыть, от всего, что меняет­ся. Реальное неизменно. Заглянув в себя, найдите эту реальность. Внутри вас должно быть нечто реальное иначе вы не смогли бы ни говорить, ни видеть, ни даже двигаться. Что позволяет вам двигаться? Что дает вам возможность говорить? Повернитесь лицом к этой Ре­альности, посмотрите внутрь себя. Там вы найдете свою родину. Там, в пещере сердца, пребывает тайный оби­татель. На самом деле, он не прячется; он «тайный» для вас просто потому, что вам не хочется на него смотреть. А почему вам не хочется на него посмотреть? Потому, что вы заняты другими вещами. Он откроет вам свой лик тогда, когда вам надоест копаться во внешнем хламе. Ваше Царствие скрывают от вас лишь мирские желания и надежды.

Кто есть кто в сотворенном мире? Тот, кто воистину существует есть вы, и Он всеобъемлющ. Он вмещает в себя все. Он пуст, но в нем пребывают миллионы су­ществ. Когда вы сами непосредственно все это увидите, вы поймете, что в целом нет частей. Оно недостижимо, непредставимо, неизмеримо и неописуемо. И вы есть это ТО, которое нельзя описать и представить, к которо­му невозможно прикоснуться и о котором нельзя даже подумать. Вы абсолютно чисты, сокровенны и никому не ведомы; никто не может войти с вами в соприкосно­вение. Если же вы прикасаетесь к чему-то посторонне­му, вы оскверняетесь. Что такое «постороннее»? Это «я». Прикоснувшись к «я», вы становитесь надменными. Соприкоснувшись с высокомерием, гордыней, вы раздуваетесь от гордости; «Я делаю это. Я сделал то. Я хочу это, я хочу то». «Это» и «то», желания и ожида­ния — это все надменность, раздутый мыльный пузырь. Осознав, что вы не являетесь всем этим, вы обретете покой и свободу.

У Бас был гуру Романа Махарши. Какова была его роль и в чем Ваша роль как гуру?

 

Рамана Махарши из сострадания к нам сделал себя доступным для всех. К нему мог прийти любой человек, испытывающий сомнения в своей свободе, в своей ис­тинной природе. Махарши решал все эти проблемы, просто оставаясь спокойным. В его безмолвном присут­ствии все проблемы прояснялись.

Рамана Махарши — мой учитель; мне посчастливи­лось общаться с ним во время его земной жизни. Я его скромный слуга и стараюсь служить ему, помогая тем, кто приходит ко мне. Начатая им работа должна продол­жаться. Где-то как-то кто-то всегда будет осуществлять эту работу. Зажженная им свеча продолжает освещать путь —она никогда не погаснет и не заведет в тупик.

Кто тот «некто», благодаря которому не иссякает по­ток духовного учения? Этот «некто» никому не извес­тен. Это не ум, не тело, не это. Это нечто совершенно иное, неведомое. Что это? Это вы. Вы есть ТО. Не ста­новитесь ничем иным. Вы являетесь тем светом, той мудростью. Не отождествляйтесь с иллюзиями. Не отрицайте свою истинную природу. Между Тем и вами нет никаких отличий.

ТО говорит и учит в безмолвии. Этим безмолвием оно убеждает людей в том, что они — сама Истина. Эту Истину называют Бытием-знанием-блаженством, и это вы.

В Лакхнау появился новый зал для сатсангов, буфет и книжная лавка. Ежедневно проводятся те или иные меро­приятия. Все больше людей поселяется в Индиранагаре. По­хоже, образуется нечто вроде ашрама.

«В Лакхнау появился новый зал для сатсангов». Если это действительно зал для сатсангов, то я очень рад ус­лышать данную новость. Как правило, такие вещи не работают. Я был свидетелем зарождения многих духов­ных организаций, и все они впоследствии сталкивались с множеством трудностей. Везде, где возникает некая формальная структура, в конце концов появляются проблемы, разногласия и ссоры. Люди начинают расхо­диться во мнениях, появляются ошибочные концепции. У истоков немалого числа ашрамов стояли хорошие гуру, но в итоге всегда возникали проблемы. Я видел много таких ашрамов в Ришикеше, Хардваре и на Юге. Каким-то образом, отклонившись от первоначальной цели, все эти места приобрели дурную славу. Если во главе «ду­ховной» организации оказываются люди, преследую­щие личные интересы, то лучше бы вообще ее распус­тить. Я не стремлюсь основывать никаких организаций, и если здесь начнут преобладать чьи-то личные интере­сы — лучше перестать проводить сатсанги.

Здесь я живу последние два-три года. Пока позволя­ло здоровье, я странствовал: побывал на Западе, вернул­ся, пожил в Гималаях. Также я совершил паломничество на юг Индии, так как там мне хорошо известны многие места. До недавних пор я никогда не останавливался в Лакхнау на продолжительное время. Но теперь, из-за проблем со здоровьем (ноги отказываются служить как следует), я осел здесь. Теперь я не могу долго ходить, поэтому перестал странствовать. Я поселился в Лакхнау, чтобы служить вам здесь. Но если окружающих меня людей вдруг заинтересует слава и достижение чего-то иного, чем Свобода, то у меня не будет никакого жела­ния помогать им. Я живу здесь только ради того, чтобы помогать тем, кто прибыл сюда исключительно в поис­ках Свободы. Я нахожусь тут, чтобы прояснять их созна­ние и избавлять их от возможных сомнений.

Очень трудно найти человека без личных интересов. Этот Сатсанг-бхаван возник сам собой. Сейчас здесь есть несколько бескорыстных человек. В будущем ситу­ация может измениться. Недавно меня спросили, хотел бы я иметь здесь собственное здание. Я отклонил это предложение, так как знаю, что организации, владею­щие зданиями, в плане духовности бесполезны.

Вся сансара — это зал для транзитных пассажиров, в котором никто не остается навсегда. Кто-то приходит, кто-то ждет, когда объявят посадку. Я не собираюсь раз­ворачивать на вокзале строительство. Зачем строить там себе жилье? Я тоже пассажир, я тоже жду своего рейса.

Этот зал арендован. Я очень рад, что нашлись добрые люди, заплатившие хозяину нужную сумму. Пока они приглашают меня сюда, я буду приходить. А если нет — мне достаточно и того дома, в котором я живу. В нем я проводил сатсанги для тридцати-сорока человек. Я без проблем встречался с ними у себя дома.

В последнее время, когда стало прибывать много иностранцев, у нас открылся ресторан. Он открылся по­тому, что, как я заметил, многим непривычна слишком пряная пища городского общепита. К тому же некото­рые масла, используемые в приготовлении традиционных блюд, могут вызвать несварение желудка, И меня спросили, не открыть ли для удобства посетителей и на благо им ресторан. Я согласился просто потому, что ма­ло приятного в том, чтобы видеть людей, заболевших от неприемлемой еды. Ресторан открыт ради тех, кто хотел бы во время пребывания здесь сохранить свое здоровье. В нем подают хорошую пищу, которую наши энтузиас­ты готовят сами. Они не злоупотребляют маслом и спе­циями. И не пересаливают. Блюда вкусны и полезны. Так что это начинание будет всем во благо.

Какова наша роль в этой деятельности ?

 

Вашим лозунгом должно быть: «Бескорыстное слу­жение». Лишь бескорыстное служение является покло­нением Богу. Если ваши действия бескорыстны, то слу­жением Богу будет любое действие —даже чистка кар­тошки на ресторанной кухне или мытье полов в этом зале. Я уверен, что можно так мыть пол или чистить башмаки, что это превратится в медитацию. Если ваши поступки бескорыстны, они приведут вас к истинной медитации. Выполняя черную работу с должным душев­ным настроем, бы можете обрести саму Свободу.

Я расскажу вам одну историю. Жил-был когда-то святой, и был у него ашрам. Рано утром, в пять часов, к нему приходили люди. Этот гуру был образованным че­ловеком и настоящим поэтом. Его стихи рождались во внутреннем безмолвии. Когда он изрекал стихотворную строфу, кто-то из его последователей записывал услышанное на листе бумаги. И ученики решили издать сборник стихов своего гуру. Они принесли в комнату садху стопку листов с записями, но тут неожиданный порыв ветра разбросал все страницы по комнате. Это создало проблему: планировалось издать стихи в хроно­логическом порядке, но на листах не догадались ставить дату. Чтобы восстановить утраченную последователь­ность записей, было опрошено две сотни человек, посе­щавших учителя, но никто не мог расположить страни­цы в прежнем порядке. Тогда гуру сказал: «Позовите уборщика».

Уборщик ежедневно мыл в ашраме полы и очищал коровник от навоза. Ученики знали, что он совершенно необразован; к тому же он никогда не посещал сатсангов. Поэтому, когда учитель приказал позвать уборщика, все очень удивились:

—  Гуруджи, он ничем не сможет помочь. Садху ответил:

—  Но ведь он —единственный человек в ашраме, к которому вы еще не обращались. Раз уж спрашиваете у всех, спросите и у него.

Кто-то сбегал за уборщиком. Учитель обратился к нему:

—  Вчера вечером ветер перепутал все листы в стопке записей моих стихов. Можешь ли ты расположить их в должном порядке?

—  Да, Гуруджи, — ко всеобщему изумлению отве­тил уборщик. —Я знаю все стихи наизусть и помню, в каком порядке Вы их произносили.

Он прочел по памяти все стихи, а остальные ученики едва успевали раскладывать страницы. Все были просто поражены — ведь когда садху диктовал эти стихи, убор­щика даже не было в комнате. Наконец один из учени­ков попросил гуру объяснить это чудо. Тот ответил;

—  Спросите у него самого. Для меня случившееся стало такой же неожиданностью, как и для вас.

Тогда ученики обратились с вопросом к уборщику, и он сказал:

—  Я малограмотный чернорабочий. Я не мог сидеть с такими учеными людьми, как вы, потому что работаю в коровнике и всегда грязен. Но при этом я чувствовал, что каждое слово, исходящее из уст Гуруджи, невырази­мо прекрасно. Я не хотел ничего упустить, но как запом­нить стихи, которых даже не слышал? И тогда я стал прислушиваться к Сердцу своего Гуру — к истоку его стихов.

Теперь мои уши находятся в Сердце Гуру. Я присут­ствую там, когда Гуруджи изрекает глубокие истины. И я знаю, что случится сегодня с каждым из присутствую­щих, потому что я пребываю в том Сердце, которое одно на всех. Господь Вселенной обитает в сердцах всех су­ществ, и Его можно познать, если погрузиться в свое Сердце. А тот, кто познал Господа, сам становится Гос­подом всех существ.

Все, работающие здесь, должны трудиться подобно этому уборщику. Только в таком случае ваши усилия принесут благо всему миру. Если же работа не беско­рыстна, то будут ссоры и дрязги. Сестра будет против сестры, мать —против сына*. Мы собрались здесь, уйдя от мира. Все мы знаем, что происходит с мирскими на­чинаниями, знаем, что даже кровные родственники конфликтуют между собой. Чтобы такого не случилось с нами, нам надо приходить на сатсанг с любовью в сердце: любовью к Истине и друг к другу. Если нет духа Любви, то какой смысл в сатсанге?

Если вы хотите, чтобы проходили эти сатсанги, я, пока не покину тело, буду приходить сюда как смирен­ный слуга. Я не откажусь — приду. Но, если вы хотите чтобы сатсанг состоялся, вам надо взять на себя долю ответственности. Все вы должны отдавать себя служе­нию абсолютно бескорыстно. Только в этом случае про­цесс сработает. Если же вы начнете думать: «Я — заве­дующий Сатсанг-бхаваном» или «Я — директор ресто­рана», то сатсанга не получится и я не захочу участвовать в этой показухе. У вас должно быть правиль­ное отношение к работе. Если ваш настрой верен, это пойдет всем на пользу и я с радостью буду приходить сюда. Я ничем другим не занимаюсь, и я всегда рад слы­шать, что сатсанг благотворно подействовал на его участников.

Я счастлив видеть, что стольким людям открывается их истинная природа. Не думаю, чтобы когда-нибудь в прошлом случалось нечто подобное. То, что тут проис­ходит, — абсолютно новое явление. Может, на то есть благословение вашего «Я». Должно быть, ваше истинное «Я» очень довольно вами, а иначе как бы мы все собра­лись здесь? Всем вам очень повезло, и не зря эти встречи называются сатсангами —общением с Истиной. Исти­на одна, поэтому мы здесь должны быть едины. Мы не чужие друг другу. Нам надо пребывать здесь как единое целое; слушать все должны как одно существо. Никто из нас не выше, никто не ниже. Нельзя думать: «Он из той страны, а она — из этой». Я не приемлю идею границ, разделений любого рода. Какой бы ни была каста, веро­исповедание и политические убеждения человека, для меня все равны.

Когда мы здесь, нам нужно быть совершенно свобод­ными от предвзятости и от мирских привязанностей. Кто бы сюда ни пришел, с ним следует говорить об Ис­тине. Если мы начнем сплетничать и тратить время на глупости, вся эта затея станет никому не нужной.

Чтобы послушать Вас, на сатсанг ежедневно приходит две с половиной сотни человек, а я однажды слышал, как Вы сказали: «Если где-то собралось много людей, будьте уверены, что эту толпу обманывают». Как совместить Ваше высказывание и толпу, приходящую на сатсанги?

 

Да, я часто говорю: «Если где-то собралась толпа, значит, там будут обманутые». Я не отказываюсь —об­манутые. И чтобы они появились, вам даже и толпы не нужно. Достаточно собраться вместе всего двум — и тут же появляется недовольство и начинаются ссоры. Если вы хотите опровергнуть мое утверждение о том, что в толпе вы обманываетесь, тогда вам надо доказать, что в толпе вы счастливы. Невозможно настаивать на том, что в толпе ты счастлив. (Конечно, всегда может найтись человек, который скажет: «Я счастлив в толпе», только вот я вряд ли ему поверю.)

Что такое толпа? «Толпа» —это ум. Вы всегда окру­жены толпой мыслей, которые тысячами роятся вокруг вас. Вы знаете кого-либо, кто был бы свободен от мыс­лей? А в толпе мыслей надувательство неизбежно. Разве будешь счастлив в толпе мыслей, ощущений, объектов и взаимосвязей субъекта с объектом? Наяву и во сне вас окружает плотная толпа мыслей, не подпускающая к вам счастье. Среди шести миллиардов человек, населя­ющих Землю, нет никого, кто был бы счастлив по­стоянно.

У каждого из нас есть пять органов чувств. Глазами мы видим миллионы образов, ушами слышим миллио­ны слов, обоняем носом миллионы запахов и трогаем руками миллионы предметов. Из всего этого образовалась невероятная толпа мыслей и понятий. Знаете, сколько битов информации ежесекундно поступает в мозг при передаче в него изображения, спроецирован­ного на сетчатку глаза? Миллионы. А сколько кадров фиксирует ваш глаз за минуту? А за всю жизнь? Просто невозможно сосчитать. Все увиденное входит в ваш мозг и образует ту толпу, которую вы называете памятью. От каждой из ваших предыдущих жизней вам достался на­бор отпечатков, хранящихся в подсознании. Сумма этих отпечатков определяет особенности вашего следующего рождения. В момент смерти ваша последняя мысль соз­дает образ тела, в котором вы воплотитесь. Толпы мыс­лей образуют нескончаемую череду инкарнаций. Вы ни­когда не остаетесь наедине с собой. Эта толпа не поки­дает вас даже во сне; даже смерть не избавляет вас от нее.

Представьте, что вы закрылись в своей спальне, за­снули и вам приснилось военное сражение. Хотя дверь была закрыта на защелку и кроме вас в кровати никого не было, вы все же не смогли остаться наедине с собой. Вам не скрыться от толпы нигде —даже в номере пяти­звездочного отеля. Работники гостиницы не пропустят к вам тех людей, которых вы не хотите видеть, но они не способны защитить вас от толпы мыслей.

Через пять органов восприятия (зрение, слух, осяза­ние, обоняние и вкусовые ощущения) в ваше сознание поступают впечатления от миллиардов, от триллионов объектов. В создании толпы повинны именно органы чувств. Но кто смотрит глазами, слышит ушами, обоня­ет носом, ощущает вкус языком и трогает вещи руками? Кто получает информацию от органов чувств? Это ум. Если вы унеслись мысленно куда-то прочь, вы не почув­ствуете вкуса пищи, ничего не увидите и не услышите. Итак, толпа, состоящая из пяти органов восприятия и миллионов объектов, обязана своим существовани­ем уму.

Что такое ум? Все миллионы мыслей составляют од­но «я». В «я» сосредоточено все: органы чувств и их объекты, толпа мыслей и субъект, наблюдающий объек­ты. Прошлое, настоящее и будущее —это тоже «я». Вы не можете избежать толпы, не можете освободиться от «я».

Если хотите стать свободными и счастливыми, вам надо выяснить, что это за «я», которое порождает всю огромную толпу.

А теперь я приглашаю вас в одно уединенное место. Спросите себя: «Откуда исходит "я"?» Источником «я» является уединенная обитель покоя, отдохновения, любви и свободы. И вы можете попасть туда прямо сей­час. Если вы действительно хотите попасть в эту оби­тель, она явит себя вам. Если ваше желание достаточно сильно, то вы сможете достичь ее в мгновение ока. Но если вам хочется от жизни чего-то другого, то этой оби­тели вам не найти. Она существует не в завтрашнем дне, а только в «сейчас»

В жизни обычного человека нет покоя. На смену дет­скому неведению приходят страсти юности, а затем — семейная жизнь со всеми ее проблемами. На какой бы стадии жизни вы ни находились, ваше благополучие всегда зависит от других людей. Эта зависимость не дает вам обрести покой.

После рождения человека атакуют всяческие болез­ни. Редко можно найти счастливчика, здорового физи­чески и психически. Но еще больше повезло тем, кто стремится к Свободе. В наилучшем положении находят­ся те, у кого хорошее здоровье, трезвый острый ум и страстное желание обрести Свободу. Если у вас есть эти качества, вы сможете избавиться от толпы, а если нет — значит, обречены всегда пребывать в ее гуще. Доведите свой поиск Свободы до конца и будьте счастливы. В путешествии к Свободе вам не нужны компаньоны; компания всегда порождает проблемы.

Здесь все мы составляем единую семью, но эта семья не является частью сансары. Посторонний человек мог бы сказать: «Да здесь толпа народу!» Но я не вижу ничего подобного. Здесь может собраться до тысячи человек, но если у всех одна и та же мысль, значит, мы едины. Вы являетесь тем, о чем думаете. Если здесь принято думать о Свободе, значит, она находится здесь. Мы собрались тут, чтобы обрести Свободу. Это стремление приобщило нас к семье Свободы. В Свободе мы все едины. Когда нас объединяет единая мысль, тогда мы перестаем быть частью толпы.

Итак, надеюсь, я объяснил, какой смысл вкладываю в слово «толпа» и что имею в виду, когда говорю: «Если где-то собралось много людей, будьте уверены, что эту толпу обманывают». Если вы сейчас мне не поверите, могут пройти многие годы, прежде чем вы поймете, о чем идет речь. Мне не хочется, чтобы вы впустую трати­ли время. От всей души желаю вам обрести истинное понимание прямо сейчас. Но, если вам хочется оста­ваться в толпе... что же, все будет идти по-прежнему.

Я не прорицатель, я просто констатирую факты. Вот один из них: «Если где-то собралась толпа, значит, там будут обманутые». Я буду повторять это утверждение до тех пор, пока мне кто-нибудь не докажет, что это не так.

Те из нас, кто как-либо участвует в организации сатсангов, должны чувствовать себя слугами тех, кто эти сатсанги посещает. Лишь тогда метод сработает. Таких прецедентов в истории еще не было —ни одна духовная организация не добивалась успеха. Если у вас получит­ся, вы будете первыми. Все мы были свидетелями духов­ного поражения, венчавшего усилия людей, пытавших­ся создать подобные структуры. Казалось бы, глупо про­должать экспериментировать, но мы все же попытаемся.

У меня нет возможности помогать здесь в проведении сатсангов, но, как Ваш благодарный бхакт, я хотел бы слу­жить Вам. Не могли бы Вы сказать, какова Ваша функция в этом процессе?

 

У истинного бхакта нет права задавать мне этот во­прос. Быть бхактом — значит находиться в состоянии бхакти. Растворившись в преданности Всевышнему, бхакт становится Им. Стать настоящим бхактом можно, только отдав всего себя без остатка. И тогда человек теряет свое малое «я», так же как река, впадая в океан, перестает быть отделенной от него. Слившись с океа­ном, река уже не может сказать: «Я — река»; реки нет, есть океан.

Бхакт становится тем, чему он себя вручил. Если он отдал себя Божеству, он становится Божеством. И тогда Сердце бхакта наполняется божественностью, потому что бхакт — само сердце Божества. Какова здесь моя функция? Когда бхакт сливается с Божеством, я тоже должен слиться с ними и исчезнуть. А какова будет моя функция потом, мне не известно.

Ом, шанти, шанти, шанти .

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Нет вопросов, нет ответов»

Геннер Риттер (Лакхнау, 1993)

Могу ли я попросить Вас рассказать о том, что следу­ет за пробуждением и Самоосознанием?

 

За Самоосознанием нет ни тебя, ни меня. Нет ни вопрошающего, ни отвечающего. Нет вопросов, кото­рые можно было бы задать. О чем ты спросишь, пребы­вая вне Вселенной, за пределами всего? Осознание Ис­тины избавляет от необходимости задавать кому-либо какие-либо вопросы. Это понятно?

Нет вопросов.

 

Очень хорошо. Но раз уж ты берешь у меня ин­тервью, пусть вопросы будут — только задавай их из состояния «нет вопросов».

Человечество отчаянно пытается найти выход из глобаль­ного кризиса...

 

Очень хороший вопрос. Надо, чтобы человечество (mankind) стало «добрым человеком» (kind man). Если реализуется эта программа, проблем не будет. Все ос­тальные подходы обречены на провал, потому что в них нет добра. Доброта в дефиците. Как же быть добрым?

Для Востока (особенно, для Индии) всегда был ха­рактерен повышенный интерес к непроявленному Бы­тию и бесконечному Сознанию. Мы хотим постичь то, что стоит за внешней видимостью мира, стремимся под­няться над ним. Но Сознание является источником и сутью этого мира. Все, что ты видишь в этом «материаль­ном» мире, возникло из Сознания и является им. Так что для начала надо понять: все, что возникло в чистом и непорочном Сознании, не может быть ничем иным, кроме как сознанием. Появляющиеся в океане волны, водовороты, пузыри и пена состоят из одной и той же субстанции. Все это — разные формы воды. Вот так же все, исходящее из Сознания, является сознанием.

Нам всегда надо помнить, что мы являемся сознани­ем, и вступать в игру мы должны, твердо зная, что все «материальные» формы и их названия являются не чем иным, как формами Сознания. Если мы знаем, что в основе всего лежит одно и то же начало, конфликтов быть не может. Но если у нас этого знания нет, если мы не можем заглянуть вглубь вещей и явлений, тогда ссо­ры и конфликты неизбежны.

Время и пространство возникают из Сознания. Как это происходит? В глубоком сне ты не осознаёшь ниче­го, даже хода времени. В этом состоянии для тебя вре­мени и пространства не существует. Но, просыпаясь, ты сразу же порождаешь их. Появляется деление на восток и запад, север и юг. Не забывай: куда бы ты ни отправил­ся, ты перемещаешься в Сознании, а в Сознании вообще отсутствуют пространственные деления — оно чисто и непорочно, его нельзя разделить на части. Утвердись в этом знании и иди с ним по жизни.

Золотые кольца и браслеты, став украшениями, не перестают быть золотом — меняется только название. Аналогичным образом, все, появляющееся в мире, явля­ется не чем иным, как сознанием. Глядя на золотое кольцо, ты не видишь золота. Ты видишь только форму и говоришь: «Кольцо. Браслет. Цепочка. Часы». Давая золотым изделиям названия, ты игнорируешь золото. Но какую бы форму ни придал золоту ювелир, оно оста­ется золотом.

Непонимание и споры возникают лишь из-за того, что мы замечаем только «украшения» (внешние формы и названия), упуская из виду их общую внутреннюю суть — Сознание. Золото можно много раз переплав­лять, придавая ему всё новые и новые формы, но его свойства от этого не изменятся: в конце оно будет тем же золотом, что и в начале. Точно так же дело обстоит и с Сознанием. Хотя кажется, будто оно постоянно видоиз­меняется, его истинная природа остается неизменной. Золото остается золотом даже тогда, когда из него не сделали украшений. И если в Сознании нет никаких форм, оно — всё то же Сознание. Для Сознания не име­ет значения, присутствует форма или нет. Оно всегда остается неизменным Сознанием.

 

Запад делает упор на становлении, оставляя вечность папе римскому и святошам. Бездумная эксплуатация природы поставила западную цивилизацию на грань самоуничтоже­ния. Можем ли мы содействовать благотворной интег­рации Востока и Запада? Есть ли надежда? Что Вы об этом думаете?

 

Я думаю, что мы никогда не были разделены. Мы полностью интегрированы. Чтобы продемонстрировать дезинтеграцию, тебе надо будет обращаться к формам и названиям, которые не являются твоей истинной приро­дой. Сознание нельзя разделить на части, невозможно «дезинтегрировать». Если ты видишь или чувствуешь разделейность, взгляни внутрь себя. Найди внутри ту глубинную реальность, которая не подвержена дезин­теграции, которая вне времени, которую не затрагивает ни возникновение, ни исчезновение всех физических форм. Сотворение и разрушение мира являются всего лишь феноменами сознания. Волны, появляющиеся по­рой на поверхности океана, не могут на него повлиять. И хотя в Сознании периодически возникает и разруша­ется мир форм, это никак не затрагивает неизменное Сознание.

Концепции дезинтеграции или отделенное от Соз­нания ошибочны. Их порождает неведение. Если ты хо­рошенько рассмотришь эти концепции и поймешь, что они не верны, то фигурирующие в них понятия рассыпятся и исчезнут. Неведение безначально, но у него может (и должен) быть конец. Если ты по ошибке принял веревку за змею, можно сказать, что змея безначаль­на — ведь она никогда не рождалась. Тебе просто пока­залось, что она была; на самом деле ее не было. Хотя у этой иллюзорной змеи нет начала, ей придет конец. Она исчезнет, как только у тебя появится знание: «Это верев­ка. Аналогичным образом, когда ты непосредственно осознаешь: «Я — сознание», тогда концепция разделенности исчезнет. Так что идея о существовании двух раз­личных цивилизаций (восточной и западной) оши­бочна.

Вместе с постижением невыразимой Истины и всеобщего Единства приходит также понимание того, что это не конец пути, а только его начало...

 

Представь себе гигантскую окружность, вдоль кото­рой ты идешь. Место, с которого ты начал свой путь, является твоей отправной точкой. Но хотя у этого путе­шествия есть начало, конца у него нет — ты просто бу­дешь накручивать круг за кругом. Чтобы положить ко­нец бесконечному кружению, надо понять, что у окруж­ности есть центр. В центре ты перестанешь брести вокруг него по кругу.

Что это за центр? Центр — внутренняя реальность, скрытая в Сердце всех существ. Это Сознание, это Ис­тина и Любовь. Каждому, кто хочет выйти из бесконеч­ного круговорота сансары, нужно найти этот центр. В центре окружности радиус вращения равен нулю, поэтому движения там нет. Как только ты попадешь в Центр, твой путь будет завершен. В Центре нет ни нача­ла, ни конца, потому что там отсутствуют направления, различия и передвижения. Люди, знающие местополо­жение этого центра и способные пребывать в нем, встре­чаются очень редко.

Однажды Кабир наблюдал, как его жена мелет зерно в ручных жерновах. Он видел, что зерна дробятся и пе­ремалываются до тех пор, пока не получится мука. И Кабир заплакал! Он был настолько добр, настолько ис­полнен сострадания, что не мог спокойно смотреть, как гибнут зерна.

Отвечать на твой вопрос я начал с того, что указал на необходимость превращения человечества (mankind) в «доброго человека» (kind man) — человека, подобного Кабиру, который полностью слит с сознанием, состав­ляющим сущность всего существующего, и поэтому со­переживает всем существам и даже пшеничным зернам.

Жена спросила Кабира:

—  Почему ты плачешь? Он ответил:

—  Я не могу вынести этого зрелища: зерна дробятся и перемалываются!

Жена Кабира тоже была просветленной. Она подня­ла верхний жернов и сказала:

— Смотри, там осталось несколько неперемолотых зернышек. Я не могу их размолоть, потому что они в центре, вблизи оси вращения.

Этот мир не перемелет тех, кто находится вблизи Центра, в Сердце всего сущего. Если ты уйдешь от Цен­тра, ты будешь перемолот. Большинство людей дистан­цировались от Центра, и это единственная причина их страданий. Лучше всего спокойно и неподвижно пребы­вать вблизи оси. Если ты останешься там, мир будет вращаться вокруг тебя, но не сможет тебя перемолоть. Пребывающий в Центре защищен от всех мирских вли­яний и воздействий.

Как использовать Самоосознание, живя в миру, находясь в физическом теле?

 

После достижения Самоосознания ты поймешь, что есть только «Я», что нет эго, которое бы само совершало действия. Всеми людьми движет одно и то же «Я». Осо­знав истинное «Я», ты обретешь неколебимую веру в него и во все, совершаемое им через тебя.

Постижение «Я» — самое ценное приобретение. Ты ничем не можешь так помочь миру, как Самоосознани­ем. Когда ты обретешь Самоосознание, «Я» будет от­крывать тебе свои планы. Просветленный человек не думает «Я буду помогать миру» или «Своими действия­ми я облагодетельствую человечество». Если «Я» захочет как-то задействовать тебя (достигшего Самоосознания), оно само сделает это.

Чтобы позволить высшему «Я» действовать через те­бя, ты должен полностью вручить себя ему и всецело полагаться на его милость. Преуспев в этом, ты узнаешь, что составляешь со своим «Я» одно целое. Это знание позволит тебе осознать тот факт, что все действия, осу­ществляемые посредством твоего тела, исходят только от «Я». Находясь в этом состоянии, ты (эгоистичная личность) не будешь нести ответственности за свои по­ступки, но все совершенное тобой будет превосходно и совершенно, потому что «Я» действует безошибочно; к нему вообще нельзя прилагать понятия «хорошо» и «плохо».

Полностью вручи себя истинному «Я» и пребывай в безмолвном покое. Это все, что от тебя требуется. Пре­успев в этом, ты сразу же ощутишь в себе пламенную энергию, сообщающую тебе невероятную силу. Зга энергия наполнит собой твою нервную систему, и ты почувствуешь, что способен сделать в тысячи раз боль­ше, чем прежде. Вручив себя высшему «Я» и позволив его энергии использовать тебя в качестве инструмента, ты поймешь, что нет того «тебя», который мог бы дейс­твовать. Тело будет что-то делать, но сам ты увидишь, что ты — не тело. Твое тело будет приводиться в движе­ние некой внешней силой, иной энергией. Эта энергия движет твоим телом и сейчас, но твое эго самонадеянно

заявляет: «Действую я». Избавься от этого чувства, и тог­да у тебя не будет претензий на роль «делателя».

Представь, что у тебя в руке лист бумаги. Когда идея «Я держу лист бумаги» исчезнет, ты больше не сможешь держать (в прежнем смысле этого слова) бумагу. Так что же за сила держит листок? Обратись к энергии, позволя­ющей твоим пальцам сжимать бумагу. Откуда у пальцев взялась сила сжаться? Откуда исходит знание о том, как именно сложить пальцы? Как это все происходит? Из всех наших поступков и мыслей можно извлечь урок — если мы сможем воссоединиться с глубинной энергией и не заявлять собственнических претензий. Ежесекунд­но эта энергия дает нам возможность учиться. Само­осознание может произойти в любой момент. И оно слу­чится тогда, когда ты усвоишь урок, преподносимый тебе проявлениями всеобщей энергии.

Энергия исходит изнутри нас. Разум берет начало в том же источнике. Не затуманивай свое понимание мыслями «Я должен сделать это» или «Яне должен де­лать то».

Всем нам нужно жить в мире и любви со всеми существами во Вселенной не только с людьми, но и с животными, растениями и скалами. Чем отличаются люди от живот­ных?

 

Посмотрев вглубь, в Центр, ты увидишь, что разли­чий нет.

 

Буддисты проповедуют путь Бодхисатвы, позволяющий развить такие добродетели, как великодушие, терпение, послушание, мудрость и т. д.

 

Осознай Истину, и все эти добродетели приложатся сами собой. Путь Бодхисатвы подразумевает развитие данных качеств, но я не думаю, что их можно развить. Они появляются вследствие постижения Истины. По­знай Истину, и эти добродетели станут служить тебе: все, что бы ты ни делал, будет мудрым и доброде­тельным.

Все люди, постигшие высшее «Я», автоматически об­ретают сострадание Бодхисатвы. Бодхисатва — про­светленный человек, из сострадания отложивший свое собственное освобождение до того времени, когда про­светление обретут все существа. Такое сострадание под­разумевает способность даровать другим людям счастье и покой. Если ты не обладаешь мудростью, как ты помо­жешь другим? Я верю, что мудрость и сострадание идут рука об руку. Поэтому между Буддой и Бодхисатвой нет различий: кто становится Буддой, тот является и Бодхи­сатвой. Даже на исходе своих восьмидесяти лет жизни Будда помогал людям. Когда Будда умирал, к нему при­шел один бедняк. Ананда (ученик Будды) сказал: «Учи­тель при смерти, к нему нельзя». Но Будда, услышав это, пригласил человека войти. В последние минуты жизни он поговорил с ним, подарил ему огромную любовь и лишь затем умер. В последние мгновения жизни Будды

этот посетитель обрел просветление. Ананда получил от Будды просветление первым, а этот бедняк — по­следним.

Некоторые люди говорят, что надо выполнять упражнения крийя-йоги, чтобы сделать свое тело бессмертным подоб­но телам Бабаджи или Рамалинги. Обретя способность жить вечно, можно будет помогать человечеству.

 

Я не думаю, что от этих упражнений будет толк — даже для тех, кто занят проповедью этой системы. Пока ты сам не осознаешь Истину, все упражнения бесполез­ны. А если Истина открылась тебе, тогда все будет от­лично. Что проку от всевозможных систем йоги, если учителя не знают Истины?

Надо ли, подобно Ауробиндо", вдохновлять человечество на супраментальную трансформацию, которая приведет к сверхчеловеческой стадии эволюции?

И с этим тоже все далеко не так хорошо, как расска­зывают. Эта система не приносит результатов. Ты мо­жешь съездить в Пондишери и убедиться сам.

Я был там.

 

И каковы впечатления? Что революционного ты там увидел?

Они по-прежнему полны надежд.

 

Да, надежда у них есть. И эта надежда является улов­кой ума. Ум и надежда — это одно и то же. Здесь я никого ни на что не вдохновляю, не вселяю никаких надежд. Я хочу, чтобы люди остановили свой ум прямо сейчас, а не после длительной практики. Я говорю: «Войдите в безмолвие, не думайте. Направьте ум на его источник (Сознание) —и вы тут же обретете просветле­ние». Как только ум окажется лицом к лицу со своим истоком, в тот же миг наступит просветление. Разве не стоит прислушаться к моему совету. «Просто обрати ум к его истоку»? Тебе нет необходимости тратить всю жизнь на со­блюдение садханы. Ты можешь освободиться мгновен­но, потому что Свобода уже здесь. Если это не так, зна­чит, мы хотим чего-то, чего сейчас здесь нет. С таким ошибочным подходом люди стремятся получить всякую ерунду. Если ты хочешь заполучить не то, что находится здесь и сейчас, то это элементарное стяжательство. Что бы ты ни урвал, это не будет Сознанием, потому что Сознание уже здесь. Сознание нельзя приобрести —это не товар. Все, отличное от того, что всегда находится здесь, в конце концов оставит тебя; оно не вечно. Веч­ное присутствует всегда. Ты не должен ни в кого вселять надежд на достижение того, что не вечно.

Что мешает нам постичь то Сознание, которое всегда здесь и сейчас? Только лишь увлеченность преходящим, надежда на приобретение временного. Как только мы избавимся от этой увлеченности, Реальность (Созна­ние) сама явит себя нам.

Есть ярые проповедники отречения и полового воздержа­ния. Они говорят, что воздержание дарует спасение и со­хранит мир.

 

Подозреваю, что адепты полового воздержания сами появились на свет в результате половой связи своих ро­дителей. А теперь, по каким-то, вероятно личным, при­чинам (о которых они знают лучше меня) они агитируют за целибат.

Просветление вечно. Оно ничем не пятнается. Ему ничто не сможет препятствовать. В нем нет запретов и ограничений. В нем все едино. Свободы не достичь простым воздержанием от секса — а то евнухи первыми становились бы Буддами. Поэтому я не верю в половое воздержание. Секс — естественная часть жизни. Зачем отбрасывать естественное? Однако все человеческие действия должны как-то регулироваться. Нельзя допус­кать, чтобы диета, сон, секс и т. д. разрушали здоровье и выходили за рамки приемлемого.

Чем отличаются люди от животных? Животные спят, и мы спим. Они едят, и мы едим. Они боятся чего-то, и мы боимся многого. Они совокупляются, и мы тоже. Эти четыре аспекта (сон, еда, страх и секс) характерны для людей так же, как и для животных. Но у нас есть нечто, отличающее нас от животных: свобода выбора.

Способность делать верный выбор позволяет нам на­зывать себя людьми. И нам надо правильно использо­вать эту способность. Именно эта способность привела тебя сегодня сюда; ты хочешь узнать, как жить в мире со всеми существами. И из-за этой способности возникает желание; «Хочу быть свободным здесь и сейчас». Только благодаря этому человеческому свойству у каждого есть шанс и возможность быть свободным. Но из шести мил­лиардов жителей планеты лишь единицы делают пра­вильный выбор. Однако те, кто выбрал правильно и стал действительно свободен, больше уже никогда не будут страдать. Они станут тем Сознанием, сущностью кото­рого является Свет, Любовь и Красота.

Люди ищут это Сознание и не могут его найти, хотя оно у них под носом: оно живет в их собственном «Я», пронизывает собой их дыхание и заполняет собой их зрачки. Оно являет себя лишь тогда, когда мы пребываем в безмолвном покое. Безмолвие — это не просто молчание. В истинном безмолвии затихает все.

Кабир сказал: «Успокой свой ум, успокой чувства и успокой тело. Пребывай в покое и не делай ничего. В этом состоянии тебе откроется Истина». Она предстанет пред тобой и спросит: «Что Вам угодно?»

Тебе надо побыть в безмолвии. И в нем перед тобой появится нечто, что дарует покой твоей душе. Но если ты гоняешься за этим «нечто», пытаешься его поймать, то у тебя ничего не получится. Если ты, повернувшись к солнцу спиной, погонишься за своей тенью, тебе ее не догнать: чем быстрее ты бежишь, тем быстрее она убега­ет от тебя.

Мы пытаемся обрести удовлетворение, гоняясь за тенью форм и названий, А надо просто повернуться ли­цом к солнцу. Твоя тень (формы и названия этого мира) тоже развернется к солнцу, потому что она повторяет все твои движения. Когда ты увидишь Источник и рас­творишься в истинном «Я», твоя тень тоже исчезнет. Таков высший вид самопожертвования.

Тебе не надо ни за чем гоняться; нужно только раз­вернуться лицом к солнцу, к своему «Я». И тогда у тебя все свершится, все будет дано тебе и все приложится, даже если ты ничего не хочешь. Просто пребывай в без­молвном покое, не проси ничего, и все приложится.

Если ты, словно нищий, попрошайничаешь: «Хочу Царствия, никто тебе царства не даст (да что там царс­тва — тебе не дадут и доллара). Так что лучше сидеть на троне, находясь в таком положении, когда тебе принад­лежит все. Этим троном является Свобода.

Другие люди убеждены, что основной причиной страданий является подавление полового инстинкта.

 

Я уже говорил об этом. Есть люди, которые уходят в монастырь. Они отказываются от всех половых контак­тов. В твоей стране тоже есть монахи. Я как-то посетил там очень большой католический монастырь, где рас­смотрел лица монахов и монахинь, а также видел насто­ятеля. К нему как раз пришла какая-то женщина и по­здоровалась за руку. Спустя час он уже не помнил ни о чем, кроме как о том, что только что коснулся женщины. Что мне оставалось делать? Я хотел поговорить с ним, но на протяжении всей нашей встречи его ум витал в обла­ках. Он погрузился в воспоминания о том счастье, кото­рое испытал, прикоснувшись к женщине. Я чувствовал, как он думает: «Я вторгся на запретную территорию. Я коснулся рукой ее руки».

Многие мужчины подобным образом внешне отка­зываются от женщин, но держат их внутри себя. Они не могут остаться в одиночестве — их тут же одолевают мысли о женщинах.

Такой противоестественный образ жизни для меня неприемлем. Представь себе, что все стали монахами.

Во что это выльется? Богу придется придумывать новый способ продолжения человеческого рода.

Сейчас мы находимся в теле, появившемся на свет в результате полового акта, совершенного родителями. Человек, ведущий здоровый образ жизни, может дожить в таком теле до ста лет; для обретения Свободы этого более чем достаточно. Нужно извлечь максимум пользы из отпущенного нам срока жизни, а не растрачивать жизнь на мысли вроде «Не должно быть этого; не долж­но быть того». В Сознании ничто не отвергается и ничто не принимается. Пусть жизнь течет свободным пото­ком, и ты увидишь, что она исходит из самого Сознания. Если ему не ставить преград, оно будет замечательно управлять твоей жизнью. Но если ты руководствуешься своим эго, каждый твой шаг будет порождать лишь хаос. Из-за эгоизма человек убивает своих братьев. Даже свинья не убивает свиней; лошади не убивают лошадей, но сегодня многие люди гордятся тем, как быстро им удалось убить значительное число людей.

В наши дни правительства пытаются договориться о запрете некоторых видов оружия массового поражения, угрожающего миллионам. Может быть, эти переговоры и не увенчаются успехом, но это, по крайней мере, шаг в верном направлении. Прежде чем думать о том, как стать освобожденным и мудрым человеком, надо стать хотя бы просто человеком. Убивать своих собратьев не по-человечески.

 

В сеете «Я» страдание выглядит просто иллюзией.

 

Страдание исчезает даже в глубоком сне. Во время бодрствования и в сновидениях страдания присутству­ют, но стоит крепко заснуть — и страданий нет. А если мы обретем освобождение, страдания исчезнут на­всегда.

Но избитый, обиженный или заброшенный ребенок по-настоящему страдает, и это выльется в дальнейшие страдания. Поэтому на Западе был разработан метод пси­хотерапии, призванный исцелять душевные раны. Как Вы считаете, не будет ли полезно дополнить метод самовопрошания психотерапией?

 

Ты говоришь: «Обиженный или заброшенный ребе­нок...» Прежде всего, чья в этом вина? Кто виноват: ро­дители, обидевшие ребенка, или он сам? Родители — потому что они обязаны растить детей и заботиться о них. Ответственность лежит на родителях. Но они ока­зались людьми безответственными — иначе разве стали бы они дурно обращаться с детьми? Так вот, кому дол­жен помогать психотерапевт: ребенку или отцу?

Для примера я расскажу тебе кое-что. Сразу прино­шу извинения за эту ужасную историю, но все это про­изошло на самом деле. Я прочел об этом в газетах. В Германии была семья: отец, мать и дочь. Тринадцати­летняя дочь взяла отцовский револьвер и застрелила ро­дителей. Потом она пошла в полицейский участок и

добровольно сдалась. На суде ее спросили, почему она убила родителей. Девочка ответил:

—  Отец меня изнасиловал, поэтому я взяла его ре­вольвер, выстрелила в него, и он умер.

Тогда судья спросил:

—  А почему ты убила и мать?

—  Для самозащиты. Она наблюдала за происходя­щим, но не пришла мне на помощь. Так что я выстрели­ла и в нее.

Судья закрыл дело, освободив девочку. Так кому здесь нужен был психотерапевт? Ребенку или родите­лям? Кем бы он занялся в этом конкретном случае?

Всей семьей.

 

Родители ответственны за своих детей и обязаны об­ращаться с ними должным образом. Но родители вредят детям уже с первых дней их жизни. Как-то в нью-йорк­ском метро я увидел супругов с полугодовалым ребен­ком. Отец курил и одновременно целовал свое чадо. Мне было очень больно на это смотреть. И мне до сих пор не по себе, когда я вспоминаю, как он целовал ре­бенка, пуская ему в лицо клубы дыма. В таком раннем возрасте малыш уже вдыхал никотиновый дым. Если у него разовьется онкологическое заболевание, кто будет виноват? Кому надо сказать об этом? Не ребенку — то­му всего шесть месяцев. Это отец должен знать, что в подобных обстоятельствах нельзя целовать детей.

Мне хотелось остановить того человека, но я про­молчал. Что я мог поделать? Если бы я обратился к нему, он, скорее всего, сказал бы: «Кто ты такой, чтобы учить меня, как обращаться с сыном?» Я так ничего и не сде­лал.

Часто родители или другие взрослые причиняют де­тям вред. С этими взрослыми надо что-то делать. Мне не хотелось бы об этом говорить, но я видел много подоб­ных случаев. Сейчас на сатсанге присутствует одна та­кая девушка, с которой плохо обращались. Ей всего двадцать один год. Она сказала мне, что не может оста­ваться в своей стране. Я спросил почему, и она ответил: «Если отец так дурно обошелся со мной, зачем мне ос­таваться там?» Теперь она тут.

Я рад, что психотерапевты делают свою работу, но, насколько я знаю, психотерапия просто уводит человека обратно в прошлое. Психоаналитик возвращает челове­ка к пережитому, чтобы обнаружить причину проблемы. Мы же здесь на сатсангах стараемся вывести людей из прошлого в настоящее. В Абсолютном Настоящем рас­творяется абсолютно все.

То, чем ты занят, — хорошее дело. Я был бы рад поговорить на эту тему, но, к сожалению, у тебя не так много времени. Я слышал, что ты выполняешь очень нужную работу, причем делаешь это бескорыстно. Поэ­тому мне хочется подсказать тебе, как действовать со­страдательно. Есть такой вид сострадания, посредством которого ты, даже не сказав ни слова, сможешь помогать

всем, приходящим к тебе. Если ты обучишься этому, то сможешь помочь всем людям мира — даже не раскры­вая уст.

Я расскажу тебе еще одну историю. По лесу шел просветленный садху. Было жарко, и ему захотелось пе­редохнуть. Он опустился на землю под деревом, присло­нился к стволу и ненадолго задремал. Проснувшись, он встал и, подняв с земли свой посох и чашу для подаяний, хотел уже идти дальше, когда вдруг увидел, что вокруг сидит множество существ. К его большому удивлению, все они поднялись на ноги и произнесли:

—  Спасибо за сатсанг, Садху сказал:

—  Но ведь я спал. Я не сказал вам ни слова.

—  Именно в таком сатсанге нам никогда прежде не доводилось участвовать. Во всех других местах на при­шедших лают: «Ты не должен делать то-то и то-то» и блеют: «Тебе-е-е надо делать э-э-это! Тебе-е-е надо си­деть вот так и смотреть так». Твой же сатсанг совсем другой — такой невозможен даже на небесах. Все мы являемся богами небес разного уровня и пришли сюда, чтобы участвовать в твоем сатсанге. Все мы очень заня­ты — на небесах столько удовольствий! Таких удоволь­ствий, которые людям на земле даже не снились. У нас никогда нет времени присесть помедитировать. Наши жизни длинны, мы не стареем даже за тысячу лет, но у нас все еще много неисполненных желаний. И нам за­хотелось хоть немного покоя. Мы искали повсюду, но не могли найти места, где хоть на какое-то время можно ощутить покой...

Благочестивые люди, совершившие много добрых дел, после смерти могут попасть в один из райских ми­ров и без конца там наслаждаться. Но потом они все равно рождаются на земле, потому что даже райские наслаждения не дают полного удовлетворения. И боги сказали:

— Мы пришли сюда, потому что вокруг тебя покой и Любовь. Спасибо тебе за сатсанг.

Вернувшись в свои обители, боги оттуда осыпали этого человека цветами. И дерево, под которым он спал, обильно зацвело и пролило на него цветочный дождь. Такова сила сатсанга.

К этому безмолвному человеку пришли боги, и даже деревья откликнулись на его присутствие. Почему бы тебе не помогать людям аналогичным образом? Тебе на­до научиться этому фокусу.

Желаю тебе благополучно вернуться на родину. Если ты захочешь поддерживать контакт со мной, я буду это приветствовать и откликнусь.

Желаю всем существам в мире ощутить благословение Ва­шего присутствия и освобождающую силу Вашего неотра­зимого смеха!

 

Спасибо тебе, что приехал в Лакхнау. Я приглашаю всех присутствующих вновь прийти сюда.

Если хочешь еще что-то сказать, можешь сказать сей­час.

Нет вопросов, нет ответов.

Именно отсюда должна исходить твоя терапия — из того места, где нет вопросов и нет ответов. Войди туда и посмотри, что произойдет.

Я расскажу об этом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Нырнуть в Неведомое»

Рон Старк и Генри Баер (Нью-Дели, 1990)

Вы говорите, что для просветления не нужен ни рассудоч­ный, ни анализирующий, ни чувствующий ум.

 

Для просветления не надо никакого ума.

 

Что же тогда надо?

 

Ничего не надо. Ты уже ТО. Я не хочу, чтобы ты отсюда отправился куда-то. Тебе надо знать, кем ты яв­ляешься прямо сейчас. Что не так с твоим «прямо сей­час»? Концепция разных типов ума, решение использо­вать их для достижения чего-то и даже само представле­ние о просветлении — все это предрассудки. Все предрассудки принадлежат рассудку, уму, а все содер­жимое ума относится к прошлому, не к настоящему. Предрассудки заставляют тебя копаться в прошлом.

Чтобы осуществить какие-то усилия (даже попытать­ся медитировать), в твоем уме должна быть некая идея, некий объект. Я же говорю тебе; «Отбрось объекты и посмотри, что осталось». Чтобы сделать это, надо оста­ваться таким, каков есть. Ты уже ТО, и тебе не надо ничего делать, чтобы прийти к этому ТО. Если ты хочешь что-то получить, то у тебя оно должно отсутство­вать — иначе как бы ты захотел получить его? Но если ты можешь что-то приобрести, ты можешь его и поте­рять, потому что оно не является твоей природой, твоей реальностью. Единственная вещь, которую нельзя ни приобрести, ни потерять, — твоя внутренняя реаль­ность, то, чем ты уже являешься.

Посмотри на все, что уже хранится в твоем уме: мыс­ли, верования, заученные концепции. Все это не явля­ется тобой. Если ты отстранишься от всего этого, что останется? Только что ты говорил об анализирующем и интуитивном уме. Отстранись и от них. Сделай это сей­час и скажи мне, что осталось.

Я скажу тебе, что осталось, Нет ни слов, ни чего-либо другого.

Здесь есть покой.

 

Покой, свет, мудрость.

 

Но как Вы это делаете?

 

Ничего не делая.

 

Очень трудно ничего не делать.

 

Неправда. Нет ничего легче, чем ничего не делать. Это не трудно, потому что недеяние уже здесь, прямо сейчас.

Но ум очень активен.

 

Я не говорю ни о каком уме. Не пользуйся умом. Оставь его в покое и посмотри, что получится.

Словам, сошедшим с Ваших уст, предшествовали какие-то мысли.

 

Не согласен.

Но, чтобы сформулировать свои мысли, Вы должны были думать.

 

Слова, которые ты сейчас произносишь, — откуда они приходят? Я скажу тебе: из неведомой Пустоты. У каждого есть врожденная способность разговари­вать так.

Когда я задаю Вам вопрос, Ваш ум начинает работать над моими словами. Чтобы найти ответ, он должен будет по­копаться в накопленном Вами теоретическом и практи­ческом знании.

 

Мое практическое знание таково: когда я говорю, я не использую ничего из хранящегося в моей памяти.

Но память все же неосознанно присутствует.

 

Да, неосознанно. Подойди к этому неосознанному и нырни в него.

Прошлое и будущее в принципе являются одним и тем же. Это все ум. Но если ты сможешь оставаться в настоящем, тебе вообще не надо будет обращаться к прошлому. Память — то, что относится к прошлому. И ум тоже являет собой прошлое. Это просто фотоархив.

Когда ты разговариваешь, ты лишь переворачиваешь страницы со старыми фотографиями. Но я, чтобы найти ответ на вопрос, никогда не копаюсь в прошлом. Твой вопрос исходит из ума, но мой ответ приходит не из памяти. И это по силам каждому; каждый может гово­рить так.

То есть жизнь становится более спонтанной?

 

Жизнь перемещается полностью в настоящее. Иди по жизни без мыслей, без предубеждений. Все момен­тально получится. Просветление — это не иметь кон­цепций.

Ладно, спрашивай дальше.

Когда я пытаюсь сформулировать вопрос, мне надо обра­титься к уму, к своему прошлому. Чтобы задать вопрос, я должен прежде спросить себя: «Чего я не понял? Что мне надо узнать? Каким должен быть вопрос?» Чтобы найти ответы на эти вопросы, я должен порыться в памяти, в уме, в прошлом опыте. Без всего этого я даже не могу формулировать вопрос.

 

Нормально.

Но если мы всецело находимся в настоящем моменте, неза­чем говорить.

 

Находясь в Пустоте, ты можешь разговаривать, при­чем на 200 процентов красноречивее. Пребывая в Пус­тоте, ты сможешь действовать намного эффективнее.

Тебе это не известно просто потому, что ты никогда не пробовал. Нырни в Пустоту и посмотри, что получится. Я полностью согласен с твоим описанием твоего про­цесса мышления и формулирования вопросов: это осу­ществляется посредством памяти. Но это происходит так потому, что ты никогда не погружался в Пустоту. Войди в эту Пустоту и говори из нее. Тогда и мои ответы, и твои вопросы будут исходить из одного и того же места.

Но мой ум по-прежнему активен, потому что, слушая Вас, я выношу суждения: «Это имеет смысл, а это бессмыс­ленно».

 

Попробуй ни о чем не судить.

А ум периодически говорит мне: «Постой. Здесь что-то не так. Надо разобраться».

 

Ты рассуждаешь на уровне ума. Твое понимание от­носится к уровню рассудка. Я же прошу; «Нырни туда, где нет никаких уровней».

Это трудно.

 

Это слово ты услышал или прочел в прошлом. Пожа­луйста, сейчас, в данный момент, не употребляй слово «трудно». Не возвращайся к прошлому опыту. Погру­зись в Неведомое; говори со мной, задавай мне вопросы оттуда.

 

Я согласен. Похоже, Вы правы. Однако тут же приходят мысли: «Я хочу сделать это. Я хочу избавиться от пред­убеждений. Я хочу избавиться от заимствованных мыслей. Теперь я хочу жить по-другому». Но как все это осущест­вить? Ведь я зависим от всех этих мыслей, от ума, спра­шивающего: «Правильно ли это? Осуществимо ли это?» Как мне избавиться от диктата ума, чтобы оказаться в «здесь и сейчас»?

Ты говоришь: «Я хочу сделать это». Такой подход ошибочен, потому что для выполнения моей просьбы тебе вообще ничего не надо делать. Чтобы не цепляться за прошлое, нет необходимости совершать какие-либо деяния. Нет нужды пытаться войти в некое новое состо­яние. Ты уже сейчас таков, каков есть в действительнос­ти. Ты не можешь стать (или пытаться стать) собой, потому что кто же ты, как не ты? Все усилия, поиски, стремление достичь и получить — все это неестествен­но. Все обретенное искусственным путем рано или поз­дно будет потеряно, но ты никогда не потеряешь свое истинное «Я». Пойми, кто ты есть прямо сейчас, и пре­крати все бессмысленные поиски.

Я есть чистое сознание.

 

Абсолютно верно. Если ты есть Чистое Сознание, то откуда будут приходить вопросы? В Чистом Сознании нет проблем. Оно вмещает в себя всё. Твои жесты, твои слова — все, что ты делаешь, берет начало в этом Чис­том Сознании, которое выше всех ментальных уровней. Оно трансцендентно. Пребывай в нем, говори из него и выполняй свои повседневные дела, находясь в нем. Будь этим Сознанием, Пустотой.

Есть ли в этом сознании место для доброты, мудрости, сострадания? Будут ли эти качества естественным обра­зом вытекать из него?

 

В нем мудрость, сострадание и доброта станут не­отъемлемы от тебя. В процессе еды твоя рука берет пищу и отправляет ее в рот. Рот не благодарит руку. Он не говорит: «Спасибо Вам, госпожа Рука. Вы кормите меня. Без Вас я голодал бы». Живя в этом Сознании, ты бу­дешь сотрудничать с человечеством так же, как рука со­трудничает со ртом. Ты будешь чувствовать сострадание ко всем существам, будешь добр и дружелюбен, но при этом никогда не подумаешь: «Я сострадателен. Я добр». Твои поступки будут наполнены добротой, любовью и состраданием, но ты не будешь считать себя ничьим благодетелем.

Вы имеете в виду, что не будет сознательного намерения?

 

Это естественное состояние. В нем ты будешь помо­гать всем и каждому, делая это автоматически.

Природа этого состояния присуща всем?

 

Да, это одна и та же природа.

 

А как же быть с людьми, которые по природе злы?

Это не та природа, о которой я говорю, Я говорю о глубинной природе человека, которая представляет со­бой Сознание, Свет, Мудрость, Гуманность. Чтобы быть сострадательным, нужно прежде всего ощутить ТО.

И это природа всех нас? Вы чувствуете, что ТО является Вашим внутренним естеством?

 

Внутренним естеством, космической природой, веч­ной природой, Природой.

И мы идем ее путем? Аналитический ум и все остальное тоже находится на этом пути?

 

Все остальное лишь создает путаницу. Не называй все прочее «природой»; оно не естественно.

Люди проявляют насилие, убивают, воруют. Откуда исхо­дят эти импульсы?

 

Они идут от противоестественных грязных поступ­ков. Они усвоены от общества. Общество подзуживает нас взять реванш и совершить все остальные виды наси­лия. Все это не является проявлением природы «Я». Да­же убийцы раскаиваются. Они чувствуют, что соверши­ли насилие над естественным законом.

Тюрьмы битком набиты закоренелыми преступниками. Не думаю, что большинство из них стыдятся или раскаива­ются в совершенных убийствах, кражах и изнасилованиях. Им кажется, что так поступать естественно. Они не находятся в гармонии с другими людьми. Они эгоистичны и

хотят удовольствий только для себя. Люди разные. Где же тут общечеловеческая природа?

 

Я не говорю о различиях. Они появились из-за внеш­них обстоятельств. Та природа, о которой я говорю, есть твоя собственная внутренняя природа, изначально при­сущая тебе. Преступления, совершаемые преступни­ком, не являются проявлениями этой внутренней природы.

Даже твоя внешняя природа позволяет видеть, что правильно, а что нет. Ты знаешь, что убить человека или изнасиловать ребенка — неестественно. Ты знаешь, что, поступив так, пойдешь против природы. Если, со­вершив насилие, ты переступишь через законы приро­ды, ты за это поплатишься (если не теперь, то потом).

Вы говорите: «Расслабься, просто будь». Это кажется правильным, и я согласен с Вами. И все же, послушав Вас и согласившись с Вами, я возвращаюсь к своим ментальным программам, к своей обусловленности, к реактивному уму. Почему? Я знаю, что не надо ничего делать, и по идее это должно быть очень просто. Как мне научиться продлевать это состояние, как пребывать в нем постоянно?

 

Ты не понял, что я пытаюсь тебе сказать. Ты по-прежнему говоришь о приобретении чего-то в будущем. Ты сказал о спонтанности в настоящем. Зачем тебе ждать и планировать попадание в «сейчас», в настоящий момент? Усилия уводят тебя из него в будущее.

 

Прямо сейчас мой ум находится в двадцати разных местах.

 

Ум не может одновременно находиться в разных местах. За раз он способен выбрать только одно конк­ретное направление. Скажи мне, где сейчас твой ум, О чем ты думаешь в этот момент? На что твой ум сейчас направлен? Покажи мне это.

Я слушаю, что Вы говорите.

 

Хорошо. Ты слушаешь, что я говорю. Я поработаю над этим. Куда ты помещаешь то, что услышал?

Я соотношу это с той частью меня, которая выносит суж­дения. Я оцениваю Ваши слова.

 

«Я оцениваю. «Я» — подлежащее, а «оцениваю» — сказуемое. Далее: откуда появилось это «Я оцениваю»? Здесь два слова. Поменяем их местами: «Оцениваю я». Откуда взялось это «я»? Проследи его путь вплоть до его истока. Там ты найдешь ответ на все хорошие вопросы, которые задаешь мне. Это решение всех проблем.

...Что-то ты замолчал.

Я пытаюсь найти ответ.

 

Передо мной Рон и Генри. Мистер Генри, вы немно­го помолчали. Присутствовало ли в этом безмолвии «Я

оцениваю»?

Нет.

 

Да. Это утверждение не присутствовало. И ты мол­чал, потому что не мог найти ответ на мой вопрос. Кем ты был в этот момент?

...Ты опять замолчал. Снова ты безмолвен.

Я чувствую...

 

«Я чувствую» — два слова. Что значит «чувствую»? «Я чувствую» —два слова. Что было перед «чувствую»? Что предшествует ощущениям?

Я потерял слова.

 

Хорошо. «Я потерял слова». Что такое то «я», которое потеряло слова?

Оно где-то за пределами мыслей...

 

Стоп, стоп! Вернись в безмолвие. Это повторение то­го же вопроса. Кто есть то «я», которое «чувствует»? У кого появляется это ощущение? Кто это «я»? Где оно? Приведи «я* к тому месту, откуда оно появилось, и все проблемы решатся. Кто есть это «я»?

Ответ на этот вопрос завершает всяческие поиски.

Может быть, «я» — это очки? Или это тело? У него есть кожа, руки, ноги?

Нет.

 

Так что это за «я»? Ты много раз повторил: «Я чувс­твую». Давай вначале разберемся с этим «я». Когда ты говоришь «Я чувствую», у кого появляется ощущение? У «я». Что такое это «я»? Давай добьемся ясности. Давай познакомимся со своим «я» и подружимся с ним. По­пробуй сделать это сейчас — оно ведь недалеко от тебя. Дружище, оно же не в Сан-Франциско. Где «я»? Как далеко от тебя находится твое «я»? Сколько до него идти?

Оно где-то тут, ноя...

 

Поищи его здесь (указывает на грудь). Убери все внешнее и отправься туда. Сделай это сейчас! Это очень практично. Давай! Кто есть это «я»?

Там нет «я».

 

Нет «я»? Значит, проблема решилась. Если нет «я», ты будешь спонтанно задавать вопросы, спонтанно ду­мать и спонтанно жить. Ты будешь спонтанно сострада­телен.

Потому что все это больше не Соотносится ни с нем внеш­ним. Вне этого ничего нет.

 

Вне этого ничего нет. Именно так.

 

Быть свободным так легко... (Смеется.)

Да. Быть свободным так легко.

Нет ни «я», ни ожиданий, ни переживаний... Нет «я». Можно ли так сказать о «я»? Ведь если человек жив, у него есть «я». Это его энергия жизни.

 

Я говорю не о физическом «я» — чем-то, обладаю­щем жизнью или являющемся ею. Речь идет о психическом «я». Вот сейчас ты говоришь; откуда исходят эти слова? Ты чувствуешь: «Я говорю, я действую, я думаю». Что это за сущность —«я», которому ты приписываешь все эти действия? Кто произносит все эти слова? Откуда они исходят?

«Я». Кажется, что это нечто, сконструированное нами.

 

Нечто, сконструированное вами. Тогда где же источ­ник этого «конструирования»?

Не знаю. Скажите мне.

 

Нет. Я хочу, чтобы ты сам туда пришел. Я тебе не скажу. Не могу сказать.

Я...

Одно слово. (Смеется.) Мистер Генри, это завершен­ное предложение.

От четырех предложений мы дошли до одного слова. Теперь уже идти осталось недолго!

 

Мистер Генри, трудно ли оставаться в этом одном слове?

Могу ли я познать это «Я»?

 

Нет, потому что это источник чувства «Я думаю». Ты говоришь: «Я подумаю, я сделаю то-то и то-то». А я го­ворю: «Просто повернись лицом к этому "Я"». Если ты обратишься к этому «Я», что тогда будет?

Там нет вопросов. Вопросы там неуместны.

Можно задать тысячу и один вопрос, но сознание этого «Я» не будет затронуто ни ими, ни чем-либо иным.

Так вопросы могут оставаться?

 

Вопросы будут. И активность сохранится. Все будет. Но тебя среди всего этого не будет. Если привязывать «я» к тому, что им не является, то возникают смятение, беспокойство, разногласия и даже развязываются вой­ны. Но если из этого убрать «я», что-то все же останется.

Сейчас ко мне пришло слово «выживание». Думаю, что «я» появилось из-за нашего инстинкта самосохранения. Если «я» устранить, что останется, что будет выживать?

 

Это другой вопрос. Давай отправимся внутрь. Если мы дойдем до своего истока, мы найдем само Сознание. Давай прямо сейчас это и сделаем —обратимся к Исто­ку. Прямо сейчас. Это не так уж сложно. Ничего другого не делай, никуда больше не иди. В это мгновение просто будь этим Сознанием. Прямо сейчас ты уже есть это Бытие. Тебе не надо его изучать или искать.

Я всецело за то, о чем Вы говорите. Я все понимаю и пол­ностью согласен, что именно это мне надо сделать. Я слы­шу Ваши слова, понимаю, что им надо последовать, и даже хочу, чтобы это произошло, но все же не могу избавиться от концепции «я».

 

Я не говорил, что надо избавляться. Я не просил тебя избавляться от чего-либо. Я просто попросил тебя осо­знавать свое существование. Повернись лицом к своему бытию. Посмотри на свое лицо, отражающееся в зеркале Сознания. Не убегай наружу, уединись внутри. Вернись к Сознанию и посмотри, что там. Там ты увидишь свое лицо. Ты узнаешь его и полюбишь. Укоренись там, и все станет очень легким и естественным.

А теперь, мистер Генри, я хочу от вас чуть большего. Когда будешь произносить следующую фразу, пожа­луйста, проследи, откуда она появляется. Откуда она исходит? Если мне удастся взять тебя туда, мы подойдем к решению вплотную. Итак, обращаясь ко мне, наблю­дай за всем процессом. Откуда это исходит?

Поиск источника обогащает меня пониманием.

 

Постой, постой! Оставь понимание в покое. Дорогой Генри, вернись к источнику понимания.

Меня Ваши слова смущают; мне очень трудно сделать это.

 

Давай так: сначала сделаешь, а потом поговоришь о трудностях. Ты ведь даже не попробовал. Обратись к источнику своего бытия, туда, из чего все исходит. Все исходит изнутри тебя — не из других мест. Изнутри вышло все: прошлое, настоящее, будущее. Здесь собра­но все. Так иди же туда.

Я стараюсь, но не могу найти этот источник.

 

Не старайся. Ты не найдешь его ни в прошлом, ни в будущем — и не старайся. Оставь все усилия. Это-то ты можешь сделать? Ты сказал: «Сейчас я стараюсь», а я говорю: «Не старайся, не прилагай усилий». Можешь ты это сделать?

Может быть, на секунду. На секунду да, могу.

 

Договорились. Этого хватит. Одной секунды вполне достаточно. На секунду ты должен освободиться от всех усилий. И кто ты есть в эту секунду?

Не знаю.

 

Отлично! Великолепно! Не мог бы ты остаться в этой секунде и сказать мне: «Я исхожу из этой секунды»? Объясни, как ты оставил эту драгоценную секунду. Как ты из нее вышел?

Это просто. Я возвратился к концепции «я». Опять превра­титься в «я» просто.

 

Да, это «я» — просто концепция. Но я говорю о той секунде, в которой нет «я», в которой нет ничего. Я го­ворю о текущем моменте. Если ты пребываешь в этой секунде, что ты чувствуешь?

Открытость.

 

Чудесно. Чего тебе хочется: открытости или закры­тости? Что ты предпочитаешь?

Открытость.

 

Отсюда мы отправились. Пожалуйста, извини, что я так веду себя по отношению к тебе, но что с тобой сейчас

происходит? Что за концепция появилась у тебя в голо­ве? В чем проблема?

Трудно полностью принять.

 

Будем джентльменами. Если мы достигли соглаше­ния, надо его придерживаться. Вначале ты сказал, что чувствуешь открытость. Потом сказал: «Это для меня тяжело». А как же твое первое утверждение: «Я открыт». Что ты с ним сделал? Куда ты его подевал?

Я его закрыл. (Смех.)

 

Это на Уолл-стрит открывают и закрывают биржевые торги. Когда ты сказал «Я открыт», ты был счастлив. Счастлив ли ты, говоря «Я закрыт»? Выбирай: или—или! Выбирай! Давай же! В открытости вообще нет выбора.

Выбора нет.

 

Ну так не закрывайся. Останься открытым. Разве это не разумно?

Очень разумно.

 

Спасибо. Давай выпьем по чашечке чая и продолжим беседу.

Когда мы замечаем «открытость» и «закрытость»...

 

Когда ты замечаешь, откуда появляется концепция «закрытости», ты возвращаешься в свое сознание.

Это так просто?

О, мистер Генри тоже считает, что это просто? Это так просто, так естественно. И это то, чем ты являешься. Что тебе надо сделать, чтобы быть этим? Какие усилия надо приложить?

Никаких.

 

Если ты не делаешь усилий, кто ты?

(Смеется.) Тогда встает вопрос: что еще мне надо узнать? Хотел бы я знать...

 

Будь спокоен: здесь, в этом месте, найдутся ответы на все вопросы.

Концепция «я» хочет знать, хочет понимать, хочет прила­гать усилия. Когда я чувствую себя плохо, я знаю, что ушел от Центра.

 

Если вопросы исходят из эго, они только создадут замешательство. Нам надо добраться туда, откуда по­явилось «я». Прямо сейчас ты говоришь из этого места.

В этом месте по-прежнему присутствуют вопросы, но они

не создают проблем.

 

Да, будут вопросы, будут трудности, но не будет проблем.

И я буду взаимодействовать со всем этим ?

 

Находясь в таком выгодном положении, ты сможешь решать все проблемы намного более мудро.

Что такое эго?

 

Эго — это не «Я». Если твои действия основаны не на «Я», проявляются дурные качества: гордость, хит­рость, лицемерие. Если ты действуешь, отталкиваясь от эго, ты получаешь знания (и о мире, и о себе) от соседей, друзей, священников и учителей. Все это не есть твоя истинная природа. Тебя просто уговорили верить, что ты являешься этим. И сделали это твои учителя, священ­ники, родители, общество.

Поэтому-то все так трудно. Обычно мое мышление и со­знание заключены в данные рамки.

 

Тебе надо из них выйти.

Просыпаясь утром, я смотрю на часы. Я думаю: «Вот, уже восемь. Надо делать то-то. Хочется того». Все действия проходят через навязанный обществом фильтр.

 

Если ты считаешь, что эти мысли связывают тебя, то ты связан. Но если ты поймешь, что они появляются из ничем не связанного Источника, то они не будут тебя связывать. Одни и те же поступки могут связывать или делать свободным. Вот мы пьем чай. Осуществляются определенные действия, но они нам не препятствуют.

То есть можно заниматься обыденными делами, но по-дру­гому к ним относиться. И тогда не будет проблем.

 

Да, в этом другом отношении содержится секрет со­стояния «нет проблем», Рассмотри его. Работай с ним по-другому. Не делай это с револьвером в руке.

 

Я нахожу, что ценность випассаны заключается в том, что благодаря ей мы учимся видеть имперсональность мыс­лей. Мы замечаем, как отождествляемся с мыслями, и ви­дим, что мысль «я» тоже концепция. Посредством ви­пассаны (которая представляет собой путь интуитивного прозрения) мы входим в безмыслие. Того, кто научился это­му, не так легко поймать на приманку «я». Мне кажется, что випассана — полезный инструмент.

 

Посредством этого инструмента создается троица: медитирующий, медитация и объект медитации. И су­ществование этой троичности поддерживается. Мне же хочется, чтобы ты стал целостным. Давай-ка станем це­лыми, а не разорванными на медитирующего, медита­цию и ее объект.

Они не разорваны. Это не часть учения или какого-то пу­ти. Я знаю об этом из личного опыта. Однако, даже если и допустить, что Ваши слова верны, все равно надо отме­тить, что этот метод длительное время напоминает: «Я отождествляюсь с мыслями. Я создаю "я" со всеми его проблемами». Благодаря этому мысли угасают. Випасса­на — процесс, напоминающий нам, что мысли нереальны. Это помогает нам вернуться к «не-я», к пустоте. Но Ваш путь мне по-прежнему нравится.

 

Не запутайся в випассане — этом процессе наблюде­ния и делания. Когда осознаёшь, что занят випассанои, спроси себя: «Кто занят випассанои?» Во время медитации тебе надо спрашивать «Кто я?», чтобы найти того, кто практикует данную медитативную технику.

Ты наблюдаешь за объектами, я же прошу тебя уст­ранить объекты. Если ты устранишь объекты, все уйдет. И тогда останется только Сознание.

Что мне надо сделать, чтобы помнить об этом?

 

Ничего. Память принадлежит прошлому. Чтобы вспоминать, надо копаться в прошлом и доставать что-то оттуда.

Это понятно. Все должно быть спонтанным. Но если Вы выходите на улицу, что Вы делаете? Как можно там быть спонтанным?

 

Ты можешь отсюда выйти и реагировать на все про­исходящее, не забывая о Пустоте. Ты не можешь пойти в такое место, где бы не было этой Пустоты. Ты видишь предметы только потому, что за ними стоит Пустота. Без Пустоты ничего нет. Если ты не можешь найти место без Пустоты, то почему бы тебе сейчас не принять Пустоту, увидев, что она — то, чем ты являешься?

Пустота чистое пространство, стоящее за всем.

 

Да, я говорю об этом. Ты не можешь ее ограничить или исключить. Посмотри на здание, в котором мы на­ходимся. Разве ты можешь сказать: «Пустота находится снаружи, а внутри ее нет, потому что это мой дом*? Разве без пустоты могли бы появиться внутренние по­мещения?

То есть Пустота естественное состояние?

 

Пустота, Сознание, Мудрость, просветление.

Если бы не было пустоты, не было бы дома. Пустота находится как вне его, так и внутри. Мы поставили че­тыре стены и назвали их домом. И мы говорим, что жи­вем в нем. Но живем мы не в стенах, а в пустоте.

Источником всех знаний является неведомое ТО. И оно всегда остается неведомым. Знать это — значит быть просветленным. Попытка обрести такое знание бу­дет випассанои.

Мы интенсивно, не прерываясь, занимаемся випассанои на протяжении месяцев. Очень трудно получить такое по­нимание.

Нет, нет, здесь нет проблем. Я не вышел из пещеры после месяцев непрерывной медитации. Я просто при­шел к своему Учителю, и он сказал: «То, что появляется и исчезает, не является Истиной». И я все понял.

Как Вам удалось обрести это понимание?

 

Я получил его по милости Учителя. Я не прилагал к этому никаких усилий — оно пришло ко мне мгно­венно.

До встречи со своим Учителем Вы медитировали?

 

Я много чего делал: бхакти, медитация и все такое прочее. Я ничего не упустил и относился к поиску Истины очень и очень серьезно. Но когда я встретил Учи­теля, что-то произошло, и я обрел Ее. Мгновенно.

Представь, что завтра ты женишься. Ты идешь в ма­газин, делаешь покупки и строишь планы на завтра. По­том идешь домой. По пути тебе надо пройти через лес. Вдруг перед тобой появляется тигр. Что произойдет с твоим детально проработанным планом действий?

Он изменится, и очень быстро.

 

Вот как это происходит, мистер Генри. Что случится, если устранишь идеи о том, что надо делать завтра, что можно обрести и чего достичь в будущем? Тебе надо столкнуться с тигром.

Похоже, что неуместен любой возникающий вопрос. Все они возвращаются к одному и тому же. Все эти вопросы являются тиграми.

 

Нет, нет, они не являются тиграми.

Ваши вопросы привлекают к себе мое внимание. Спрашивая «Кто ты ?», Вы становитесь для меня тигром. Я двигался в каком-то направлении, собирался Вам как-то ответить. И вдруг мой ответ становится бесполезным.

 

Вот это тигр. (Смех.)

Это просто случается — при отсутствии усилий, без обращения к чему-то внешнему. Это не получить, читая книги.

(Молчание.)

 

Так о чем ты думаешь, дорогой Генри? Сейчас, прямо

сейчас?

Я стараюсь...

Нет, нет. Не говори о стараниях. Скажи мне, что в этот момент появилось в твоем уме?

Там было пространство. Там была пустота. Это то, что требовалось.

Это значит, что там ничего нет. То есть «нечто» прос­то ошибка.

 

Это пустое пространство. Можешь называть это Пространством, Истоком, просветлением — называй как хочешь.

В этом пространстве нет привязанностей. Нет никаких идей, никаких вопросов.

 

Вот оно! (Смеется.) Здорово! Ему удалось!

Я много лет участвовал в подобных дискуссиях и долго за­нимался випассаной. Раньше я пытался объяснить себе это, но не мог постичь смысла Пустоты, стоящей за во­просом. (Смеется.)

Я поймал его в нужный момент. Он нашел Пространство внутри себя — не в другом месте. Не брать ли теперь интервью мне у него?

Ты не забудешь о Пространстве, потому что ты никак не можешь от него избавиться. Ты не можешь отбросить Пространство —оно всегда здесь. Оно постоянно здесь, жизнь за жизнью. Все эти жизни прожиты в прост­ранстве.

Посмотри на волны в океане. Одни высокие, другие малые, третьи длинные. Если ты смотришь только на форму, ты видишь отдельные волны, но если посмотреть на их субстанцию, то станет понятно, что все они — океан, вода. В твоем уме могут быть всякие разграниче­ния, но это просто волны, и они не являются тобой. Ты океан — истинное «Я». Ты не можешь удалить волны из океана. Ты не можешь разделить их.

А что делать, когда я буду не с Вами? Когда я вернусь в мир и позабуду? Как помнить об этом?

 

Не помни! Если ты не помнишь, не будет ни тебя, ни меня. Вот прямо сейчас мы вместе, разговариваем. Не имей никаких концепций. Если ты не записываешь и не нагружаешься концепциями, все будет хорошо. Тебя здесь не будет, и меня здесь не будет. Между «ты» и «я» не будет расстояния, исчезнет разделение.

Именно так Гуру всегда остается с учеником?

Да, так.

Значит, представление о расстоянии между нами прос­то концепция. А если я останусь с Вами на три дня, на неделю, две недели, что еще я смогу обрести помимо того, что Вы мне уже дали?

Ничего нового.

 

Просто этого будет больше?

 

Нет, нет — ни больше, ни меньше.

 

Этого.

 

Мне не хочется называть это даже «этим», а то нач­нется путаница с «Тем».

Тот ответ и то понимание, которые Вы мне дали за по­следние минуты... Мой аналитический ум...

 

Ты по-прежнему можешь пользоваться аналитичес­ким умом. Он у тебя остался. Но теперь ответы будут приходить из места «я знаю».

Я вижу, как мой ум манипулирует словами, мыслями, иде­ями. И я могу видеть, как сам же наделяю их реальностью. Теперь я способен видеть, что раньше не понимал, не при­давал значения Пустоте, Пространству, стоящему за ре­альностью. Я отождествлял себя с идеей «я», с мыслями, концепциями, воспоминаниями, проекциями своего «я». Те­перь я понял и знаю, что истинной ценностью является Пустота, стоящая за всем.

 

Вот видишь: ты можешь думать и делать что хочешь.

 

Нет ни «я», ни «ты».

 

Пространство, Исток, Пустота. Ты не можешь отбро­сить то, что есть. Может показаться, что волны в океане, сталкиваясь, сражаются друг с другом, но они всегда остаются лишь океаном.

Я замечаю, как эго говорит: «Это моя идея, это мой вопрос, это мой ответ». Это эго. Но эго не может отождест­виться с Пространством, не может ему доверять.

 

Если ты назвал это Пространством, то в нем нет эго. Ты нырнул в Пространство — и все отлично. Я не ис­пользую никаких слов для его описания. Оно просто есть.

Значит, проблемы создает эго. Эго («я») никак не может понять Пространство, Пустоту, потому что Пространс­тво было до того, как появилось «я». (Смеется.)

Он все очень хорошо объяснил. Просто оли­цетворенное Знание.

Позвонив Вам сегодня, я хотел узнать о Ваших дальнейших планах. Мне хотелось знать, где Вы будете, чтобы я мог прийти туда и увидеть Вас. Теперь я не уверен, нужно ли это. Я не хотел бы отнимать у Вас время. Но все же я спрошу: могли бы мы провести еще какое-то время вместе?

 

Я не думаю, что тебе надо оставаться со мной. Если есть какая-то проблема, давай решим ее прямо сейчас. Я тебе помогу. Прежде чем уйти, убедись, что проблем нет. Если у тебя нет проблем, зачем нам еще раз встре­чаться? Если у тебя действительно нет проблем, то мы никогда не расстанемся. Не трать время на то, чтобы еще раз повидать меня!


«Кто Вы?»

Джефф Гринвельд (Лакхнау, 1993)

Первый вопрос такой: кто Вы?

 

Я есть ТО, из чего изошли мы с тобой, она, он и все остальные. Я есмь ТО.

Что Вы видите, глядя на меня?

Смотрящего.

Пападжи, как просветленное существо (подобное Вам) смотрит на мир?

 

Как на свое «Я». Когда ты смотришь на свои руки, ноги, туловище, органы чувств, на ум и интеллект, ты знаешь, что все это является частью тебя. Ты говоришь: «Все это входит в мое "я"». Точно так же ты должен видеть мир как себя, а не как нечто от себя отличное. Ведь сейчас ты видишь, что твои руки, ноги, ногти, во­лосы являются частью тебя? Смотри на мир так же.

То есть Вы хотите сказать, что нельзя определить, где кончается «я» и начинается «ты»?

 

Да. Я говорю именно об этом.

 

Вы говорите о свободе. Что такое свобода?

«Свобода» — это ловушка! Заключенному нужно ос­вободиться, выйти из тюрьмы, да? Он угодил за решетку и знает, что вне тюрьмы люди свободны. Вы все сейчас за решеткой, но вы слышали от родителей, священни­ков, учителей и проповедников: «Приди к нам, и мы дадим тебе свободу. "Приидите ко мне... и Я успокою вас""». Это обещание является просто еще одной ловуш­кой. Поверив в эти посулы, ты окажешься в западне желания освободиться. Обойди обе ловушки, будь выше «порабощенности» и «свободы» — это всего лишь мен­тальные концепции. Идея свободы появилась из-за по­нятия «рабство». Отбрось обе концепции. Где ты ока­жешься?

Здесь.

 

Да, здесь. «Здесь» —это не западня порабощенности и не ловушка свободы. «Здесь» находится здесь, а не «там». На самом деле его нельзя называть даже «здесь».

Мне кажется, что ужасной ловушкой являются слова. За все время своего пребывания здесь я так и не нашел подхо­дящих слов для описания природы даруемого Вами пробуж­дения. Я пытаюсь с нем-то сравнить этот опыт, но он совершенно невыразим словами. И все же и на Западе, и на Востоке можно услышать слово «просветление». Что Вы можете сказать о просветлении?

 

Просветление — это само Знание. Можно знать ка­кого-то человека, некие вещи или идеи, но это нечто иное: просто само Знание. Просветление имеет место там, где нет воспоминаний о прошлом, мечтаний о бу­дущем и нет даже представления о настоящем.

Яне могу представить себе состояние, в котором нет пред­ставлений.

 

Это-то и называется порабощенностью майей. Это страдание, это сансара. Я говорю тебе: «Ничего не вооб­ражай. В настоящий момент не имей никаких представ­лений». Когда ты что-то представляешь, ты создаешь представления, а все представления принадлежат про­шлому. Не апеллируй к прошлому и не взывай к буду­щему — вот представлениям и придет конец. Ум очис­тится от всего хлама, доставшегося от прошлого.

Когда Вы говорите мне, что не надо ни о чем думать, это напоминает запрет думать о гиппопотаме. После такого запрета мысли о бегемоте всецело заполоняют ум.

 

Я не просил тебя ни о чем не думать. Я сказал: «Не представляй себе ничего, относящегося к прошлому, настоящему или будущему». Если ты свободен от пред­ставлений, ты свободен и от времени, потому что имен­но представления напоминают о времени и держат тебя в его рамках. В бодрствующем состоянии ты видишь образы людей, вещей, идей. Когда ты погружаешься в глубокий сон, все это исчезает. Когда ты спишь, где на­ходятся все эти образы? Где все люди? Где все вещи?

Во сне все эти вещи продолжают присутствовать. Когда я сплю, они никуда не уходят.

 

Ты говоришь о сновидениях, а я — о глубоком сне. Ладно, я тебе продемонстрирую это наглядно. Во сколь­ко ты засыпаешь?

Где-то в полдвенадцатого.

 

Подумай о последней секунде — той, что идет после 11:29:59. Что происходит в эту последнюю секунду? Шестидесятая секунда — это сон или бодрствование?

Это промежуточное состояние.

 

Хорошо. А теперь рассмотрим следующую секунду. Шестидесятая секунда истекла. Только что ты говорил о «здесь» и «там». Где будут «здесь» и «там» в первый миг сна? В это мгновение ты отказываешься от всего: от всех образов, всех вещей, всех людей, всех взаимоотноше­ний. Когда ты ныряешь в сон, все идеи сразу же исчеза­ют. После шестидесятой секунды уже нет ни времени, ни пространства, ни страны. Так вот, мы говорим о сне. Проснувшись, опиши мне, что происходило во сне.

Я видел сны.

 

Да нет же, я говорю о глубоком сне без сновидений. Сновидение —то же самое, что ты сейчас видишь перед собой. Если тебе снится, что тебя грабит разбойник или что на тебя набросился тигр, ты испытываешь тот же страх, что и наяву. Но что ты видишь в глубоком сне?

Ничто.

 

Это правильный ответ. Почему же ты предпочел Ничто всем мирским объектам, всему, что ты так

любишь?

Потому что устал.

 

Чтобы восстановить силы, ты обращаешься к источ­нику всей энергии, к Ничто. Если тебе не дать припасть к этому источнику, что с тобой будет?

Сойду с ума.

 

Да. Но сейчас я расскажу тебе, как оставаться в со­стоянии «ничто» (в глубоком сне) постоянно — даже во время бодрствования. И еще я расскажу, как бодрство­вать, когда твое тело спит. Здорово, разве нет?

Давай поговорим о конце последней секунды перед пробуждением. Ты еще не проснулся, а состояние сна завершается. Итак, что произойдет в первую же секунду пробуждения?

Чувства вернут меня обратно в мир.

 

Хорошо. А теперь скажи мне, почему тебе так хоро­шо, если ты крепко спал? Что ты выносишь из тех часов, которые провел в Ничто?

Все прошло. Я отдохнул, набрался сил.

Значит, ты предпочитаешь суету бодрствования от­дыху сна?

Я хотел бы спросить о сне...

 

Если ты поймешь то, что я пытаюсь тебе сообщить, возможно, тебе уже не надо будет об этом спрашивать. Представь, что ты вернулся из кинотеатра, в котором с десяти до пяти смотрел фильм. Ты пришел домой, и друзья тебя спрашивают: «Как там было?» Что ты ска­жешь?

Скажу: «Был классный фильм».

Ты можешь передать им свои впечатления от кино­фильма, но ты ничего не помнишь о глубоком сне. Кто проснулся? Кто вышел из этого счастливого состояния? Во сне ты был очень счастлив. Если бы крепкий сон не был состоянием счастья, никто не говорил бы своим возлюбленным на ночь: «Спокойной ночи». Как бы ты ни любил свою подругу, ты говоришь ей «Спокойной ночи» и уходишь от нее в сон. Значит, остаться одно­му — это нечто высшее, лучшее, более прекрасное. Спроси себя: «Кто просыпается, когда я просыпаюсь?»

Просыпаясь, ты не можешь взять с собой того счастья, которое тебе дают 6-7 часов глубокого сна. С тобой остаются лишь обрывки сновидений.

Тебе необходим новый навык, и навык этот можно обрести только на сатсанге. Когда ты был маленьким, родители взяли тебя в театр. Благодаря этому ты научился описывать впечатления, полученные посредством ор­ганов чувств, и умеешь наслаждаться ими. Но родители не рассказали тебе, что происходит, когда ты освобож­даешься от чувств. Об этом можно узнать только на сат­санге; именно поэтому ты оказался здесь. Итак, я снова спрашиваю: кто просыпается, когда ты просыпаешься?

Просыпается «я».

 

Точно, просыпается «я». Когда просыпается «я», вместе с ним пробуждается прошлое, настоящее и бу­дущее. Это значит, что появляется время и простран­ство. А вместе с временем и пространством появляются солнце, луна, звезды, горы, реки, леса, люди, звери и птицы. Когда «я» входит в состояние бодрствования, ту­да входит и все остальное. Пока «я» находилось в состо­янии глубокого сна, был полный покой. Если ты не бу­дешь трогать просыпающееся «я», счастье глубокого сна не оставит тебя и во время бодрствования. Сделай это хотя бы на полсекунды, на четверть! Не прикасайся к «я». Это «я» — такая штука, без которой можно запросто обойтись. Не касайся «я» и скажи (если не спишь), что с тобой.

О, да, В это мгновение все становится похожим на сон.

 

Это сон наяву и явь во сне. Ты постоянно счастлив, непрерывно бодрствуешь. Это пробужденное состояние называют Знанием, Свободой, Истиной. Не касайся названий и мыслей. Отбрось все слова, которых ты наслушался за свою жизнь предостаточно. И ты увидишь, кто ты есть на самом деле.

(Молчание.)

 

А теперь не спи!

Пападжи, я живу сразу за автомобильной мастерской, что рядом с Вашим домом. Иногда мне кажется, что основное препятствие на моем духовном пути это грохот рихто­вального молотка, которым механик клепает машины. Как сохранять покой, если чувства постоянно отвлекаются на окружающее? В конце концов, такова их работа...

 

Когда ребенок учится ходить, родители держат его за руку. Потом он подрастет, будет ходить сам и уйдет от родителей. Так что поначалу, если ты находишь, что те­бя что-то отвлекает во время медитации, лучше сменить обстановку. Я тебе посоветую следующее: когда снима­ешь жилье, первым делом осмотри окрестности. Не за­валено ли там все мусором, не хрюкают ли там свиньи? Не шумят ли соседи? Нет ли рядом рыбного базара? А супермаркета? Поначалу тебе надо избегать всего этого. Можешь пойти медитировать в лес. И только потом, ов­ладев искусством медитации, ты сможешь медитировать и на рынке, и на оживленном перекрестке. Если ты ис­кусен в медитации, шум тебе не сможет помешать — ты его просто не будешь слышать. Во время истинной ме­дитации ты находишься в том же состоянии, что и в глубоком сне, однако ты все осознаёшь. Это называют сознательным сном. Но до тех пор, пока ты не овладел данной техникой, лучше избегать неподходящего окру­жения. Прежде чем поселиться где-то, хорошенько ра­зузнай о живущих там людях. Соседи должны быть хо­рошими. Иметь хороших соседей даже важнее, чем жить в комфортабельной квартире. Найди людей, чей образ жизни сходен с твоим. Учителям нравится находиться среди учителей, философам — среди философов, а ра­ботяги дружат с рабочими. Подобное притягивается к подобному. Однако, научившись по-настоящему меди­тировать, ты сможешь не обращать внимания ни на ка­кие помехи.

Чем для Вас является медитация? Есть много ее разновид­ностей, и часто она связана с наблюдением за неким фено­меном: дыханием, появлением и исчезновением мыслей...

 

Ты говоришь не о медитации, а о концентрации. Ме­дитация имеет место лишь тогда, когда ты не сосредото­чен ни на каком объекте. Если тебе удалось не тащить в свой ум ничего из прошлого, то это и есть медитация. Медитация — бездействие ума. Если в медитации за­действован ум, то это не медитация, а концентрация. Ум просто цепляется за объекты, принадлежащие прошло­му. Говорил ли тебе кто-нибудь о медитации без мен­тального объекта?

Трудно сказать. Большинство медитационных техник, ко­торые я практиковал, связаны с наблюдением за возникающими мыслями. Но, пожалуй, целью медитации является состояние, свободное от мыслей.

 

Да, это и есть медитация. Отсутствие мыслей называ­ется медитацией.

Но мысли неизбежно появляются. Что делать с возникаю­щими мыслями?

 

Я расскажу тебе, что с ними делать. Думаю, у тебя найдется немного времени — столько, сколько нужно, чтобы щелкнуть пальцами. Чтобы остановить твои мыс­ли, мне достаточно краткого мгновения.

Что такое мысль? И что такое ум? Между умом и мыслью нет разницы. Мысль исходит из ума, а ум явля­ется просто ворохом мыслей. Без мыслей ума нет. Что такое ум? Ум — это «я». Ум представляет собой прошлое (за которое он цепляется), настоящее и будущее. Ум хва­тается за время, за объекты. Всё это называют умом. Но откуда берется ум? Когда возникает «я», появляется ум, появляются чувства, появляется мир. А теперь найди, откуда исходит «я», и расскажи мне об этом (если только не онемеешь). Давай, рассказывай, что происходит, ког­да ты делаешь это.

Я слушаю, как Вы говорите.

 

Двигайся дальше. Мы дошли до того факта, что ум представляет собой «я» и появляется из него. Когда воз­никает «я», возникает и ум; это случается при переходе от сна к бодрствованию. Теперь найди источник, то мес­то, из которого появляется «я». Откуда исходит «я»?

Это просто условный термин.

 

Стой, стой. Ты не туда пошел. Я опять повторяю: есть канал, идущий из источника, и ты можешь по этому каналу добраться до истока. Я прошу тебя проследить за появлением мысли о «я». Откуда она появляется? Я под­скажу тебе, как выполнить задание, как найти ответ. Чтобы сделать это, тебе не надо выходить на ринг, подобно Мухаммеду Али*. Все очень просто. Познать себя не труднее, чем оторвать у розы лепесток. Самопо­знание — такая же простая вещь, как лепесток розы в твоей руке. Узнать себя вовсе не трудно. Трудности по­являются только тогда, когда ты прилагаешь усилия. По­этому не делай никаких усилий для достижения источ­ника, из которого исходит «я». Не старайся ничего де­лать, не пытайся даже думать. Откажись от усилий и от мысли. Говоря «откажись от мысли», я имею в виду «от­кажись от представления о "я" и от всех усилий».

Это похоже на комету, задевшую в своем движении крае­шек земной атмосферы: она прочертила в небе огненную дугу и вновь исчезла в космосе. Это напоминает мгновенную вспышку пламени, после которой все опять погружается во мрак «я».

 

Не говори «опять». Слово «опять» подразумевает об­ращение к прошлому. «Опять» — это прошлое. А я про­шу тебя избавиться от «я». Просто в течение секунды не прилагай никаких усилий и ни о чем не думай. Доста­точно и половины секунды; даже четверти! Мой дорогой юный Джефф, за последние тридцать пять миллионов лет ты так и не сумел уделить себе этой секунды! Теперь пришло время сделать это.

Мне кажется, что невозможно не делать усилий. Всегда присутствует некое ожидание и напряженность.

 

Это все «делание», которому тебя научили родители, священники, учителя и проповедники. Но сейчас по­будь четверть секунды спокойным и посмотри, что из этого выйдет. Ты унаследовал страсть к деланию от ро­дителей — «Делай это, делай то». Ты пошел к священ­нику, и он сказал тебе: «Делай это, не делай того». Потом ты слышал подобные призывы от общества, от всех лю­дей. А я прошу тебя освободиться от «делай» и «не де­лай». Поддавшись «деланию», ты возвращаешься в мир родителей. Первым твоим учителем «делания» была твоя мать. Если за столом ты держал ложку или вилку неправильно, она шлепала тебя и говорила: «Не делай этого!» Первые «делай» и «не делай» исходили от твоей матери. А потом подключился священник: «Ты должен стать членом нашей церкви. Ты не должен иметь ничего общего с другими церквами. Если ты меня послушаешь­ся, то попадешь в рай. Проявив непослушание, ты ока­жешься в аду. Ты грешник».

Я говорю тебе: «Отбрось эти "делай" и "не делай"». По крайней мере, попробуй! Ты знаешь, что такое «де­лать». В мире шесть миллиардов человек, и все они очень хорошо знакомы с деланием. И каков результат всех их дел? Недавно мы видели, какие дела творились в Заливе*, Нам довелось быть свидетелями трех войн. «Делание» выливается в человеконенавистничество, в насилие и убийства. Так давай посмотрим, что можно сделать посредством недеяния. В недеянии присутствует любовь; в нем нет ненависти. Пусть опять появится лю­бовь — как во времена Будды и Ашоки.

 

Пападжи, называя Вас «Папа», я как бы отвожу Вам роль родителя, и это создает чувство некоторой неловкости.

Этот родитель говорит тебе: «Не прилагай никаких уси­лий». Послушай этого Пападжи — услышь хотя бы одно из его слов! Если ты не прислушаешься к этому Папа­джи, тебе придется на протяжении очередных тридцати пяти миллионов лет сменить множество пап и мам!

Я писатель и нахожу, что писать естественный про­цесс. Люди приходят ко мне за литературными советами, а я отвечаю: «Пишите естественно, так, как вы говорите. Нет ничего легче». Но у них не получается, им приходится делать над собой усилие. Пападжи, Вы спонтанно и вполне естественно обрели про­буждение в восьмилетнем возрасте. Но почему Вы думаете, будто другим оно достанется так же легко и естественно? Мы искали просветления тридцать пять миллионов лет, а результаты плачевны.

 

И я затратил не меньше времени. Я знаю об этом, потому что видел многие из своих прошлых жизней. Будда тоже говорил, что провел великое множество во­площений в попытках пробудиться. Он тоже очень хо­рошо знал об этом. Будда четко помнил, какую именно ошибку допустил 253 жизни назад. На протяжении всех этих жизней он был занят «деланием».

Ты задал мне прямой вопрос. Я не знаю, что стало причиной моего пробуждения. Все произошло спонтан­но. В том возрасте у меня за плечами не было опыта, я не занимался медитацией и не читал книг о просвет­лении (в Пакистане, где я жил, подобная литература бы­ла недоступной). К тому же эти книги написаны пре­имущественно на санскрите, которого я не знал (я учил только персидский). Пробуждение пришло ко мне, но я не знаю, как оно это сделало. Может быть, я ему просто понравился. Истина открывает себя святым, но я был, казалось, совершенно неподходящим кандидатом: ма­лограмотным восьмилетним школьником с посред­ственной успеваемостью. Но то, что я увидел тогда, я вижу и сегодня. Что это? Что это? Что это? С каждым мгновением своей жизни я все больше люблю ТО.

Мне всегда хотелось узнать, что я чувствовал бы, доведись мне жить в эпоху Будды, имея возможность пребывать у Его стоп. Сейчас, находясь рядом с Вами, я, похоже, знаю ответ.

 

Тебе довелось общаться с Ним. Ты должен был об­щаться с Ним — иначе как бы ты задавал эти вопросы? Ты не пришел бы сюда, как не пришли остальные шесть миллиардов населения земного шара. Почему они не пришли на сатсанг? Почему ты пришел, а твои соседи, родители, земляки — нет? Ты был избран, избран для этой цели.

Когда ты познаешь ТО, ты познаешь его мгновенно. В то мгновение ты узнаешь, что ничего никогда не про­исходило и что ничего никогда не произойдет. Только что ты думал, что порабощен, —и вот уже ты свободен. В момент пробуждения ты узнаешь, что нет ни свободы, ни рабства. Ты будешь знать: «Я семь то, что я есмъ».

Пападжи, может ли ум помочь осознать Свободу?

 

Да, может. Ум является твоим врагом, но он же — и твой друг. Ум, привязанный к объектам чувств, твой враг. Но ум, вдохновляющий тебя пойти на сатсанг, — это дружественный ум; он даст тебе Свободу.

 

Для меня услышать это большое облегчение. Когда мы говорим об осознании Свободы, кто эту Свободу осознаёт?

 

Этот «кто» сам является осознанием Свободы. «Кто-то», задающий вопрос, является тем же «кем-то», кто чувствует, что этот «кто-то» ныне порабощен. Узнав эту истину, «кто-то» проявит свою единую природу. «Взгля­ни, Джефф, — скажет он, — я тот самый "кто-то", ко­торый привел тебя сюда!»

Святой Франциск" сказал: «Вы являетесь тем, что вы ищете».

 

Да, да. Когда ты спрашиваешь «Кто?», где ты его най­дешь, скажи на милость? Где? Тебе надо добавить еще нечто. Только тогда придет ответ. Кто ты? Если ты гово­ришь просто «Кто?», кто перед тобой появится? Просто повторяй: «Кто? Кто? Кто?»

Через минуту это начнет напоминать кудахтанье. Вы ска­зали, что сила, которая привела нас сюда, на сатсанг, по­заботится о нас. Что это за сила?

 

Это Сила, которая привела тебя сюда, которая гово­рит твоими словами, Сила, которая задает вопрос. Это все — одна и та же сила. Сейчас эта Сила стала вопрошающим; она задает вопросы. И эта же Сила говорит тебе: «Успокойся в безмолвии!»

(Качает головой.) Пападжи, после Вас я не смогу ни у кого брать интервью.

С научной точки зрения, все, что мы воспринимаем (от яблока до божьей благодати), является результатом нерв­ных, импульсов и химических процессов. Биологи утвержда­ют, что чудо сознания имеет непосредственную физичес­кую причину. Как нам убедиться, что сознание и пробужде­ние являются не просто химическим взаимодействием, что осознание Пустоты — нечто большее, чем бездействие нервных клеток мозга?

 

Наука весьма успешно продвигается в своих иссле­дованиях. Я с наукой не конфликтую. Нам повезло: мы живем в двадцатом веке и можем наслаждаться плодами научного поиска. Я не могу отрицать достижений нау­ки — без них ты не смог бы менее чем за двадцать часов прибыть сюда из Калифорнии, Так что наука заслужи­вает уважения. Но откуда взялся интеллект, делающий научные открытия? Были сделаны открытия относи­тельно природы клеток мозга. Но что дает возможность этим клеткам функционировать? Надеюсь, в один пре­красный день будет сделано и такое открытие.

Клетки оживляет сама Пустота. Затем эти нервные клетки посылают сигналы миллиардам клеток тела, в результате чего появляются мысли, ощущения, проис­ходят мышечные сокращения и т. д. Так был сотворен мир. В начале была Пустота. Пустота вдохнула жизнь в клетки, а клетки обеспечили работу ума. Раз есть ум, то есть и тело, чувства и их объекты. Все восприятия регис­трируются посредством клеток.

Каждая клетка может стать причиной твоего нового воплощения. Каждая клетка. Твои желания фиксируют­ся клетками, хранятся там в латентной форме. Но в под­ходящих условиях эти желания всплывут и воплотятся в других клетках, которые создадут ум нового тела.

Ты спросил: «Не является ли Пустота просто неким химическим процессом, происходящим в головном моз­ге?» Но кто осознаёт эти химические процессы? Некая высшая сила, более тонкой природы, чем клетки. Это она осознаёт происходящее с клетками. Это Сознание. Что это за сила?

Благодать, Атман. То, в чем мы все существуем, во всех формах. Задавая этот вопрос, я хотел, чтобы Вы и все присутствующие знали, что рядом с Вами я ощущаю эту благодать. Я ее не отрицаю, а просто пытаюсь понять и избавиться от сомнений. Так что я отвечу: «Благодать». В моем понимании это сила, которая охватывает все; даже больше, чем все. Это нечто, превосходящее все существу­ющее. Но мне кажется, что это нечто, во что я должен верить, на что я должен уповать. Является ли вера в Выс­шую Силу необходимым условием достижения Свободы? Чтобы обрести Свободу, надо ли нам верить в эту Силу? Требует ли то, что Вы делаете, от нас веры?

 

Словом «вера» пользовались основатели разных ре­лигий. Произнося «вера», ты вынужден обратиться к ос­новоположнику конкретного вероисповедания. Вера подразумевает приверженность кому-то, жившему в прошлом. Обрати внимание: когда ты говоришь «вера», твой ум возвращается в прошлое. Приведи мне хотя бы один пример веры, которая не была бы связана с про­шлым.

У меня слово «вера» ассоциируется с религиями мертвы­ми религиями.

 

Это слово уводит тебя к картинам прошлого. «Верь в этого бога, верь в того бога, в этот образ, в тот образ». Я не требую от детей, собравшихся здесь, веры во что-ли­бо из прошлого. Я вообще не учу вере. Я учу Знанию. Знание не имеет ничего общего с верой. Вера возвраща­ет вас в прошлое, а знание утверждает в настоящем. Между Атманом и Благодатью нет различий. Когда ты произносишь слово «атман», ум не фиксируется ни на каком человеке, ни на какой вещи или концепции. Про­износя «благодать», ты не должен думать, будто она ис­ходит от какой-то личности, от некого образа или объек­та. Благодать — нечто большее, чем пространство. Она выше, тоньше, обширнее даже пространства. Откуда по­явилось пространство? Из Атмана. По чьей милости светит солнце? Сияние солнца является проявлением этой Благодати. Она же — луна в ночи, твердость скалы, нежность цветка, течение реки, дуновение ветра и движение волн в океане. Что заставляет ветры дуть? Я гово­рю не о движении воздуха и не о перемещении волн по водной поверхности. Речь идет о Высшей Силе, являю­щейся источником движения. Это ТО.

Это высшая тайна.

 

Если хочешь, зови это Тайной. Ее называют Благо­датью — это одно и то же. Она является тайной и всегда остается тайной. Эта тайна настолько сокровенна, что ты не можешь поведать мне о ней. Когда я направил тебя туда, ты не смог описать увиденное. Если бы это не было тайной, ты рассказал бы мне, что там; ты ведь меня зна­ешь — я не обманщик. Но ты не сказал, что произошло в тот момент, потому что не мог. Это настолько сокро­венно, что двое не могут зайти туда вместе. И даже один не может — не может ни тело, ни чувства, ни даже ана­литический ум. Это ТО.

На протяжении последних шестидесяти лет я пытал­ся решить эту Загадку, но не смог. Я неспособен про­никнуть в ее тайну. Я старик, а ты очень молод. Так что, пожалуйста, расскажи мне. Я хочу увидеть эту Загадку, эту Тайну лицом к лицу. Я хочу поцеловать Ее, потому что нигде на планете я не видел красоты, равной Ее красоте. Я влюблен, но не вижу свою Любовь.

Как случилось, что я в конце концов оказался у Ваших стоп? Что за чудо привело меня сюда?

 

Ты услышал зов. Тебя позвало ТО.

Пападжи, Вы советовали нам не читать книг о пробуж­дении, которые порождают ложные ожидания и лжепред­ставления о том, на что похоже пробуждение и каким оно будет. Как же Вы надеетесь убедить нас в его реальности?

 

Я не советую читать священные писания и жития святых. Если ты читаешь духовную литературу, тебе, возможно, что-то в ней понравится. Читая понравив­шийся фрагмент, ты запоминаешь его. Позже, стремясь обрести Свободу, ты приступаешь к медитации. Ты хо­чешь быть свободным, и у тебя есть концепция Свобо­ды, почерпнутая из книг. Во время медитации эта заим­ствованная идея проявится в виде определенного опыта. И ты забудешь, что твои переживания вызваны просто чем-то, хранящимся в твоей памяти; ты получишь прошлые впечатления, а не просветление.

Истинный опыт не связан с содержимым памяти. Когда ты медитируешь, ум тебя обманывает. Ум всегда стремится одурачить и обмануть тебя, так что не пола­гайся на него. Если ум чего-то хочет, если ему что-то нравится —не слушайся ума. Пусть тебе не нравится то, что нравится уму.

Память означает прошлое. Во время медитации ты пытаешься осуществить разработанный умом план: «Мне надо попасть в то место, о котором я читал». Так что твои последующие переживания заранее запрограм­мированы — о чем ум думает, то перед тобой и по­явится.

Когда ты подумал о сансаре, появился этот мир. Он был сотворен из твоих мыслей, твоих желаний. Тебе он кажется таким реальным просто потому, что ты веришь в его реальность. Но если ты прикоснешься к иной, ис­тинной Реальности, ты сразу же откажешься от сансары, У тебя появится совершенно новый, свежий опыт. Каж­дое мгновение будет новым, ты не будешь воспринимать его умом. И ум исчезнет, ты станешь Единым Сущим. Вот это, и только это, называется «духовным опытом». Я не люблю пользоваться этим словосочетанием, так как всякий опыт планируется в прошлом. Сейчас у нас речь идет не о таком опыте, а о прямом соприкосновении с Реальностью. Впервые ты встретишь ТО. Ты встретишь его, если обнажишь свой ум, сбросишь с него все кон­цепции и идеи. Войти внутрь можно только обнажен­ным*. Сбрось с себя все — даже обнаженность. Ты по­нимаешь? Брачный покой Возлюбленного настолько сокровен, что это единственный способ войти туда. Ес­ли хочешь встретиться с Возлюбленным, входи. Кто тебе помешает? Сделай это сейчас. Это так просто. Чтобы одеться, надо потратить некоторое время, но раздевать­ся намного легче.

Вчера Бы рассказали историю о гуру, который так глубоко погрузился в медитацию, что не позаботился о больном сыне. Тогда Вас спросили об ответственности. Я хочу задать вам этот же вопрос: «Подразумевает ли Свобода свободу от ответственности?»

 

Человек, задавший этот вопрос, потом подошел ко мне. Я объяснил, что в истории речь шла о святом, его жене и их сыне. Я сказал: «Не примеряй эту историю к себе. Ты не святой, не его жена и не их сын. Речь идет о святом и его жене. Чтобы понять смысл происшедшего, тебе надо стать либо святым, либо его женой. Либо, на худой конец, их сыном». Человек немного помолчал, а потом сказал, что удовлетворен моим ответом.

Ответственность еще долго должна будет присутс­твовать в вашей жизни, У вас есть ум и эго, которые говорят: «Это принадлежит мне, а то — ему». Так появ­ляется ответственность.

Кто отец всего мироздания? До твоего рождения этот мир (эта сансара) уже существовал. Он существует мил­лионы лет. Кто все это время присматривает за ним? Ты заботишься о выполнении своих обязанностей уже лет тридцать. Через семьдесят лет ты больше не сможешь этого делать. Твоя ответственность, твои обязанности, твой долг — все это не может длиться более ста лет. А как же прошли миллионы лет до твоего рождения? Кто отвечал за миллиарды дел, совершённых, когда ты еще не родился?

Если ты принимаешь на себя ответственность за свою семью, за сына, жену, за общество, страну и за все остальное, тебе надо привести в движение ум, тело и интеллект. Разве не так? Чтобы действовать ответствен­но, надо иметь хорошее здоровье (физическое и психи­ческое), иметь благие намерения и быть способным со­страдать. Откуда ты все это возьмешь? Откуда ты берешь энергию, позволяющую твоему телу действовать другим во благо? Откуда у твоего ума сила сострадать? Откуда у тебя энергия, сделавшая тебя энергичным?

От Благодати.

 

Если ты знаешь, что энергия у тебя от Благодати, почему ты считаешь себя причиной происходящего? Лампочка светится — свет налицо. Но разве может она сказать: «Это мой свет! Если я захочу, то буду светиться, а если нет, то будет темно». Лампочка не генерирует свет. Источник энергии расположен в другом месте. Ес­ли лампочка скажет: «Я светоносная; благодаря мне вы можете видеть», это будет неверно. Она не знает истины. Откуда берется электроток? Тут был главный электрик, и я спросил этого инженера:

—  Что такое электричество? Если вы разомкнете электроцепь, по которой течет ток, я ничего не увижу.

Он ответил:

—  Мы до сих пор этого не знаем. Каким-то образом это работает. Электроэнергию вырабатывают электро­станции, но, по большому счету, мы не знаем, что такое электричество. Мы не знаем, что является изначальным источником той энергии, которая передается по про­водам.

Когда тебе было пять лет, о тебе заботились родите­ли. Когда ты подрос и почувствовал, что можешь сам позаботиться о себе, ты оставил родительский дом и сам стал работать. Родители были рады твоему взрослению и твоей финансовой независимости. Но если у тебя воз­никнут проблемы, ты всегда можешь пойти к ним, по­просить совета и помощи, и они всегда будут тебе рады. Почему я говорю об этом? Есть Энергия, Благодать, ко­торая поддерживает тебя и заботится о тебе. В любое время ты сможешь обратиться к ней за поддержкой. Она является источником всей энергии — как электричес­кой, так и твоей собственной. Не забывай, что энергия, дающая тебе силы действовать, приходит от Аммана, от Благодати. Если ты подключен к этому Источнику, у тебя будет на 200 процентов больше сил для работы, чем было прежде. Вернувшись на родину, ты сам убедишься в этом.

Если ты позволишь Благодати руководить твоей жизнью, ты будешь знать: «Это даровано мне Благо­датью. Мне повезло. Я могу наблюдать за ее действием. Она дала мне возможность заботиться о детях, жене, родных, вносить свой вклад в развитие страны и общес­тва». Такой подход полностью преобразит твою жизнь. Многие из поживших здесь потом пишут мне: «Откуда берется столько энергии? Мы и раньше были занятыми людьми, но теперь мы выполняем гораздо больше работы и при этом не устаем. Мы словно помолодели. Побыв в Лакхнау, мы будто сбросили с плеч тридцать лет».

В таком случае я стал бы восьмилетним. Подходящий воз­раст для пробуждения!

 

Именно. А то ты несколько староват. Просветление хорошо обретать в детстве или в юности. Во второй по­ловине жизни на человеке лежит груз ответственности; тебя беспокоят дети, общество, болезни. Тело само по себя является заболеванием, от него масса проблем. Ес­ли ты стар, у тебя на уме болячки, и ум не может сосре­доточиться на чем-то другом. Психические, физиологи­ческие расстройства, проблемы с родственниками — столько всего. Так что пробуждаться лучше в юности. Детство является наилучшим временем, но юность тоже неплохой период. Впрочем, порой сюда приходят и ста­рики. В дальнейшем с ними все будет в порядке.

Вчера повидать Вас приходила женщина старше меня. Я видел, как счастлива она была после встречи с Вами. И я подумал: «Здорово. У меня еще есть время».

 

При чем тут время? Для чего тебе время? Здесь тебе надо от него освободиться. Зачем зависеть от времени? Время — это прошлое. Уходя отсюда, выброси время. Оно ни к чему.

Именно это здесь и происходит. Из Лос-Анджелеса прилетел пятидесятилетний бизнесмен, недовольный тем, что его сын застрял тут. Этот богатый человек хотел

забрать сына и пристроить его к бизнесу. У бизнесмена были сотни агрессивных вопросов ко мне; он хотел знать, зачем я забрал у него сына. Они сняли в отеле «Клерке» трехкомнатный номер и провели в нем ночь накануне визита ко мне. Утром они пришли, и сын по­знакомил меня с папашей. Отец сказал:

—  Ночью Вы во сне явились мне. Вы присели на край моей кровати и ответили на все мои вопросы. Те­перь мне уже нечего спрашивать.

На руке у него были часы. Он снял их, положил на стол и подвинул ко мне, сказав: «Теперь я не нуждаюсь во времени».

Он пробыл здесь две декады. Ты видел когда-нибудь американца без часов? Даже ложась спать, они кладут часы под подушку. Даже идя в ванну, они берут с собой часы. Даже в ванну —настолько они пунктуальны.

Когда этот американец уезжал, я спросил его:

—  Так как же со временем? Без часов вам придется спрашивать у других, который час.

Он ответил:

—  А, все едино. Теперь мне все равно — просыпать­ся или засыпать. Я забыл о времени и больше в нем не нуждаюсь.

Тогда я сказал: «Ладно, возьмите мое время» — и надел ему на руку часы.

Если у тебя есть время, ум и все остальное, ты сам отвечаешь за них. Но если ты познал блаженство жизни вне ума и вне времени, кто тогда позаботится о тебе? Заботу о тебе возьмет на себя Высшая Сила (если ты полагаешься на нее).

Пападжи, почти все, прибывшие сюда, благополучные люди из свободных стран. Каждый из нас может позволить себе приехать в Лакхнау. Но для многих свобода по-преж­нему ассоциируется с прекращением политических репрес­сий и пыток, с освобождением из концлагеря. Является ли отсутствие внешней свободы препятствием для обретения свободы внутренней, а если да, то какое место вы отводи­те мирской политической активности?

 

Внешние обстоятельства — не помеха. Помехой яв­ляется эго. Эго создает препятствия: «Я должен делать то-то и то-то. Мне нельзя делать того и этого». Препят­ствием является идея о том, что ты что-то делаешь. Если ты станешь действовать, не считая себя «делателем», препятствий не будет. Через тебя будет действовать Высшая Сила. Она будет руководить тобой во всех об­стоятельствах.

Некоторое время я занимался правозащитной деятель­ностью. Жители ряда стран (например, Бирмы и Тибета) лишены элементарных прав и свобод. Власти предержащие издеваются над ними и даже убивают их. Вы говорите, что тело само по себе является препятствием и что иногда (в старости и во время болезни) тело превращается в ти­рана, всячески препятствующего пробуждению. Но на пла­нете есть места, где человека могут убить просто за то, что он посетил сатсанг. Есть места, где такие встречи, как у вас, запрещены. Если в подобной стране мы соберемся на сатсанг, представители власти могут нас просто рас­стрелять. Такие внешние обстоятельства не могут не пре­пятствовать духовной жизни, поэтому людям необходимо бороться за свои права, за свободу. Если верить Вашей би­ографии, Вы сами в двадцатилетнем возрасте были бойцом сопротивления. Пожалуйста, скажите что-нибудь о по­добной деятельности.

 

Мир движется к катастрофе. Человечество семи­мильными шагами приближается к самоуничтожению. Атомные бомбы и химическое оружие нам в этом помо­гут. Но это неверный путь. Давай-ка лучше будем рас­пространять среди людей и других существ послание сострадания и любви. Давай попробуем. Наши сатсанги являются именно такой попыткой. Мы отправляем по­слание мира и любви. Надеюсь, что оно будет распро­страняться. Все собравшиеся здесь являются послами солидных держав. Они передадут сообщение своим ро­дителям и соотечественникам. Огонь будет разгораться, и однажды вы увидите, что получилось. Вы поедете до­мой, будете разговаривать с друзьями, со знакомыми, и они заметят, что нечто происходит. И вы сами станете свидетелями грандиозных изменений. Я в этом абсо­лютно уверен — пришло время перемен.

Нам надо извлечь урок из прошлых трагических со­бытий. Мы еще помним японскую Хиросиму. Люди там до сих пор страдают. Об этом нельзя забывать.

Мы должны усвоить урок и распространять послание любви — как во времена Ашоки, когда всюду был мир. В его правление не было войн. Он посылал своего сына, свою дочь на Шри-Ланку, в Китай, на Восток — так распространялось это послание, исходившее изначаль­но от человека, сидевшего под деревом Бодхи. Огонь любви очень силен. Стоит только поджечь, и пожар раз­горится с такой силой, что его уже ничто не остано­вит — даже химическое оружие.

Просто медитируй. Ты можешь делать это где угодно, даже в своей комнате, и ты увидишь результаты. Успо­койся и отправь всему миру послание мира: «Миру — мир! Да живут все существа мирно и счастливо». Позыв­ные этой радиоволны будут приняты.

Что ж, будем надеяться.

 

Нет, не надеяться. Я не верю в надежды и ожидания. Надежда — это то, что связано с будущим. Давай дове­римся Высшей Силе, а она наилучшим образом позабо­тится о мире. Она может изменить все в мгновение ока. Попроси Высшую Силу. «Помоги нам жить в мире со всеми существами. Вразуми нас». Очень легко учить уму-разуму других, давая им советы. Но начинать надо с себя. Нужно самому узнать, что такое «иметь мир в душе». Если тебе это не известно, как ты сможешь по­мочь другим?

Чему Вы научились за те годы, когда были учителем ?

 

Я не учитель. Кто тебе сказал, что я учитель? Учитель всегда учит чему-то прошлому. Учитель — тот, кто гово­рит: «Делай то-то и то-то. Если ты ослушаешься, то по­падешь в ад». Таковы учителя. Я не учитель и не пропо­ведник.

Тогда я сформулирую вопрос иначе: чему Вы научились за последние годы, на протяжении которых Вы сидите во вре­мя сатсанга на этом месте ?

 

Любви. Любви. Только Любви. Я люблю их (указыва­ет на слушательскую аудиторию).

Почему «их» ? Пападжи, Вы меня исключаете ?

 

Я тебя не причислил к ним, потому что ты являешься Возлюбленным. Я люблю их, но ты мой Возлюбленный. Что это значит? Так как ты мой Возлюбленный, ты мне ближе всех.

Спасибо, Пападжи.

 

Спасибо, что пришел сюда. Я благодарю тебя от сво­его имени и от имени своих детей. Мы очень тебе благо­дарны. Мне очень понравились твои вопросы. Они по­шли на пользу всем нам. Энергия этого сатсанга не замкнется в этом зале — она уже разлетелась во всему миру. Ты сам увидишь.

Пападжи, Вы очень широковещательная радиостанция. Принять Ваш сигнал может любой приемник.

 

Нет ни приемника, ни сигнала! Тебе не нужны ника­кие сигналы. Чтобы сигналить, нужны двое: передаю­щий и получающий.

Ну да, конечно. Когда я перестану об этом забывать? (Молчание.)

(Смеется.)

Сейчас ты ответил на мой вопрос. Ты задал мне столько вопросов, а я тебе —только один. И сейчас ты на него ответил. Вот сигнал без сигнальщика. От­лично.

Что это? Теперь ты можешь мне ответить. Интервью завершилось. Что это?

(Молчание.)

 

Что это? Что происходит внутри? Что это за блажен­ство? Ведь ты его чувствуешь! Его ощущает каждая кле­точка твоего тела. Теперь ты видишь? Они наслаждают­ся нектаром. (Берет лист со списком вопросов.) Я возьму эти вопросы себе.

Пападжи, к моему изумлению, Вы ответили на все вопросы. Некоторые из них казались мне довольно коварными, но для всех годится один и тот же Ваш ответ.

punja6

 

 
Поиск по сайту
November 2017 December 2017
Mo Tu We Th Fr Sa Su
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
Post New Event Post New Event
gleb-smirnov
ГЛЕБ СМИРНОВ
Психолог. Психотерапевт. Коуч.
Системная, семейная терапия, расстановки по методу Хеллингера.
Ведущий тренингов холотропного дыхания.
Учитель Цигун, Sheng Zhen Gong  и медитации.
Основатель портала "Самопознание".

oleg-onopchenko
Олег Онопченко
Мастер международного класса в тонгрен-терапии, цигун-терапии, тайцзи-цюань, туйна-массаже, шиатсу.


vladislav-kenga
Владислав Кенга

Психолог.
Трансперсональный психотерапевт.
Президент Международной ассоциации трансперсональной психологии и психотерапии "Сауле".
Ведущий тренингов холотропного дыхания.


20120921_171147
Психолог-психоаналитик.
Индивидуальное консультирование.
Психоаналитическая терапия.


jurij-besarab
Юрий Бесараб

Тренер по Ушу (кунг-фу).
Мастер спорта, призёр чемпионатов Европы и мира по Ушу.


andrej-troshkov
Андрей Трошков

Психолог. Консультант.
Телесно-ориентированный психотерапевт.
Ведущий тренингов и групп.


kristine-ozolina
Kristīne Ozoliņa

Praktižējošs psihologs.
Sistēmiskās ģimenes psihoterapijas konsultants.
Deju un kustību terapijas grupas.


liga-rainska
Līga Rainska

Praktizējošs psihologs.
Ilgstoša vecmātes darba pieredze.
Nodarbību cikls topošajām māmiņām.


julija-perepjolka
Юлия Перепёлка

Психолог. Консультант.
Гештальт-терапевт.


viktorija-petljak
Виктория Петляк

Психолог. Консультант.
Психодинамическое консультирование, гуманистический подход.


__MG_1725-2
Тренер по оздоровительной гимнастике.
Инструктор цигун, мастер чайной церемонии.

natalija-daugste
Наталья Даугсте

Психолог.
Телесно-ориентированный психотерапевт.
Массажист.


jelena-saplavskaja
Елена Шаплавская

Психолог.
Со-автор научных исследований.


alla-pilenok
Алла Пиленок

Психолог.
Семейное консультирование.


danil-bobrov3
Данил Бобров

Автор портала "Самопознание".
Переводчик.
Устный синхронный и последовательный перевод.
Письменный перевод.
Инструктор Цигун.
Блоггер, путешественник.